?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 July 2016 @ 09:03 am
Сказание о Джаландхаре  
Однажды Индра, владыка небожителей, возжелал почтить великого Шиву и развлечь его музыкой и танцем. В сопровождении своих гандхарвов и чаранов, с прекрасными апсарами, блиставшими драгоценными нарядами, Индра отправился к горе Кайласе, где пребывал Шива; и мудрый Нарада был при нем, устроитель сладкогласных хоров, со своей чудесной виной.


Они явились к вратам обители Шивы, и Нандин, верный страж, охраняющий покой своего владыки, пошел доложить о них. Супруг Умы благосклонно принял весть о приходе небожителей и повелел Нандину впустить их немедля. Индра, войдя, поклонился почтительно Шиве и молвил: «О Владыка, дозволь слугам моим явить перед тобою свое искусство в музыке, пении и танце; да развлекут они тебя среди твоих благочестивых занятий!» Победитель Трипуры милостиво дал свое согласие, и по знаку Индры небесные музыканты, руководимые Нарадой, огласили обитель Шивы чарующей слух мелодией, а прелестные танцовщицы закружились в дивной пляске перед хозяином дома. И столь велико было их искусство, что сам суровый Шива заслушался и засмотрелся на них, преисполненный восхищения; и, довольный всем, он сказал Индре: «О властелин небожителей, поистине, ты развлек меня и угодил мне; какого дара за это ты от меня желаешь?»

Индра же возгордился без меры, слыша похвалу великого бога. И он сказал ему: «О Владыка! Да буду я равен тебе в битве могуществом и отвагой!»

Дерзость царя богов пришлась не по сердцу Шиве. Грозно нахмурив брови, он знаком отпустил небожителей вместе с их повелителем. И столь велик, столь нестерпим был гнев Шивы, что темным облаком исторгся он из уст яростного бога и принял телесный образ. И Шива сказал ему: «Да войдешь ты в воды небесной Ганги и да воплотишься ты в сыне ее, который родится от слияния ее с Океаном, чтобы покарать царя богов за дерзость». И Гнев Шивы повиновался велению своего господина.

Воля Шивы совершилась, и божественная Ганга и Владыка рек, могучий океан, слились в любовных объятиях, и сын небывалой мощи и величия родился от их союза. При рождении его сотряслась земля, и громовой голос прозвучал из глубин морских, отдавшись эхом во всех трех мирах. Сам Брахма очнулся тогда от своих священных дум и увидел, что вселенная объята ужасом. Воссев на небесного гуся, Прародитель направил его полет к Океану и, достигнув его, вопросил Супруга рек: «Зачем, о могучий, поднял ты этот рев, повергающий вселенную в трепет?» Океан отвечал: «Это не я, о великий Брахма, это вскричал новорожденный сын мой. Позволь ему видеть твои лик, столь редко доступный для взора; и пусть эта милость будет ему защитой от бедствий в грядущие дни».

И он обратился к прекрасной супруге своей и сказал: «Покажи Творцу вселенной нашего сына». И Ганга принесла младенца и, поклонившись Брахме в ноги, положила сына ему на колени. И пока с изумлением взирал Брахма на дивный облик сына Океана, дитя цепко ухватилось за его бороду, по которой струились слезы умиленного Прародителя.

Восхищенный силой и прелестью малого дитяти, Брахма сказал: «Да будет имя ему, державшему в руках влагу очей моих, Джаландхара, Держащий влагу. И да будет он победоносен и неодолим для самих богов!» И, наделив этим даром юного сына Океана, Брахма исчез.

Прошло время, и юный Джаландхара подрос; и часто на крыльях ветра он летал над бескрайними водами океана, оглашая воздух воинственными кликами. То он нырял в глубины морские и нападал на тамошних обитателей; истребляя их ради забавы, то взмывал в вышину и, настигая могучих птиц, сбрасывал их с высоты вниз. Все живое страшилось мощи неистового сына Океана и Ганги. Многие обитатели моря в страхе за свою жизнь бежали в горы Хималая, а птицы совсем перестали летать над морскими волнами.

Однажды в обитель Океана явился Ушанас, мудрый наставник асуров; принятый с должным почетом, он сказал хозяину: «Сын твой обладает неизмеримою силой, поистине, он достоин властвовать над тремя мирами. Между тем нет у него пока во владении ни клочка земли. Ты должен найти для него такую страну, где он мог бы править». Тогда Океан, следуя совету хитроумного Ушанаса, отхлынул от берега, обнажив участок суши в триста йоджан длиною и в сто шириною. Из любви к сыну он отдал ему во владение эту страну, по его имена названную Джаландхара.

Потом Океан призвал к себе Майю, знаменитого зодчего асуров, и повелел ему воздвигнуть на той земле столицу для Джаландхары. И Майя построил великолепный город с высокими зданиями из драгоценных камней и золота, окруженными благоухающими садами с красивыми водоемами; там круглый год цвели чудесные цветы и пели сладкоголосые птицы. В этом городе Океан и Ушанас торжественно венчали Джаландхару на царство. Океан дал сыну множество подданных и грозное бесчисленное войско. Ушанас, сын Бхригу, стал при нем верховным жрецом и советником; он обучил Джаландхару владению оружием всякого рода и поведал ему тайное заклинание, возвращавшее к жизни мертвых.

А через некоторое время Ушанас нашел и невесту для Джаландхары; он выдал за него прекрасную апсару Вринду, которую Джаландхара полюбил с первого взгляда, и они обвенчались по обычаю гандхарвов, и супружество их было счастливым.

Но не пожелал Джаландхара наслаждаться мирной жизнью в своем царстве. Он призвал к себе однажды своего приближенного советника и друга Дурварану и повелел ему отправиться послом к царю богов. Дурварана выслушал и запомнил слова послания, которое ему надлежало передать Индре, и пустился в путь.

Достигнув Амаравати, он предстал перед повелителем богов и возгласил: «Меня послал к тебе Джаландхара, доблестный сын Океана, государь, могущественнейший в трех мирах. Некогда вместе с другими богами и асурами ты осмелился взволновать великий Океан, пахтая его горою Мандара ради обретения амриты. Тогда исторг ты у Океана его сокровища — амриту, светлый месяц, чудесного коня Уччайхшраваса, слона Айравату, дерево Париджата. Ныне Джаландхара, сын Океана, повелевает тебе: верни похищенное! И если ты дорожишь своей жизнью, повинуйся без промедления воле владыки вселенной!» Индра отвечал послу, улыбаясь: «Я не верну сыну Океана того, что взято по праву. Но я готов предложить ему свою дружбу и покровительство, как и прочим земным царям. Если же он вздумает ссориться с нами, если пойдет на нас войною, пусть пеняет тогда на себя — он встретит здесь свою гибель!» И с этими словами Индра отпустил Дурварану.

Вернувшись в Джаландхару, Дурварана передал своему господину слова царя богов, и могучий сын Океана в великом гневе повелел готовить к походу войско. Несметные полчища асуров собрались под его знамена, и все они двинулись в поход на богов, сотрясая землю тяжкой поступью и воинственными кликами оглашая вселенную. На сотни йоджан растянулось огромное войско демонов, пеших, конных, едущих на колесницах и на слонах. На второй день пути оно подошло к горе Меру. Здесь Джаландхара остановил свое войско, расположившееся у подножия горы и на ее южном склоне. Асуры рассыпались но окрестностям, разоряя божественный край, губя дивные сады и рощи, принадлежащие Индре. И страшный шум, поднятый войском Джаландхары, разносился далеко вокруг и достиг слуха богов, пребывающих в Амаравати.

Индра, встревоженный, призвал небожителей готовиться к битве. По совету Брихаспати он послал немедля за Вишну, прося его о помощи, и великий бог обещал через посла, что не оставит братьев своих в беде и придет к ним на выручку в час невзгоды.

Могучее войско небожителей выступило из Амаравати, возглавляемое Индрой. Он ехал впереди на колеснице, а за ним следовали сын его Джаянта на небесном слоне, Митра и Варуна, блистающие в великолепных воинских доспехах, Сурья, озаряющий окрестность сиянием своих лучей, Кубера в паланкине, несомом якшами, Ваю на олене, Агни на баране, грозные Маруты на боевых колесницах, а за ними шли неисчислимые, как волны в океане, сонмы якшей, гухьяков, гандхарвов, чаранов, нагов и других обитателей небесного царства и подданных богов, хранителей мира.

Небожители заняли северный склон горы Меру; напротив них стало войско асуров, и когда зазвучали боевые трубы и барабаны, рати двинулись навстречу одна другой и сошлись в ожесточенной схватке. Колесницы устремились на колесницы, сталкиваясь в сражении с громоподобным грохотом, тучи стрел затмили небо, слоны враждующих станов яростно набрасывались один на другого; кони метались, сбрасывая всадников наземь, и потоки крови заструились по полю битвы.

Вишну, присоединившийся к войску богов, сошелся в единоборстве с могучим асуром Каланеми; Яма сражался с Дурвараной, Сома и Сурья напали на Раху, Агни дрался с Кету, Кубера — с Ниходой, Джаянта — с Самхрадой, а Индра бился с неустрашимым Бали, старым царем асуров.

В той битве Вишну победил Каланеми, повергнув его наземь ударом своей палицы, сокрушающей горы. Раху, уклонившись от меча Сомы, устремился на Сурью и сбросил его с колесницы; потом, возвратись к Соме, он победил и его, проглотил его и извергнул — с той поры лунный лик Сомы стал желтым. Дурварана одолел в бою грозного Яму; Самхрада, сын Хираньякашипу, пронзил многими стрелами Джаянту, сбросил его со слона на землю, а слона захватил и отвел к Джаландхаре; а Раху передал сыну Океана солнечного коня Уччайхшраваса, которого он выпряг из колесницы Сурьи. Нихода обезоружил и заставил отступить Куберу.

Долгим и жестоким был бой между Индрой и Бали. Царь асуров поразил повелителя богов боевым топором в грудь; Индра покачнулся и закричал от страха. Тогда Бали рассмеялся; и смех его зернами жемчуга исторгся из его уст. Увидев это, Индра, восхищенный, воздал хвалу Бали. Тот благодарно молвил: «О повелитель богов, проси у меря дар за эту хвалу». На это Индра ответил немедля: «О Бали, я прошу у тебя в дар твое тело!» Встревоженный Бали подумал: «Могу ли я отвергнуть его просьбу? Благочестивый не отказывает в даре даже злейшим врагам. Тело тленно — только душа стоит заботы». И Бали сказал: «Прими мой дар, о Индра». Обрадованный царь богов тотчас поразил благородного врага своею ваджрой; и тело Бали под тем ударом распалось на многие части, упавшие на окрестные горы. Кости Бали, сокрушенные ваджрой, стали алмазом, глаза превратились в аметисты, кровь — в рубины, костный мозг — в изумруд, мясо — в горный хрусталь, язык — в кораллы, зубы — в жемчуг. «Воскреси его!» — вскричал сын Океана, обращаясь к Ушанасу. Но сын Бхригу с печалью ответил: «Как вернуть к жизни того, кто сам добровольно избрал себе смерть? Тело его уже не воскреснет, но дух воспарит к небесам и обретет бессмертный образ».

Тогда разгневанный Джаландхара сам вступил в битву и вскричал, обращаясь к Индре: «О недостойнейший из воителей! Только обманом погубил ты доблестного Бали». И он осыпал царя богов и его колесничего дождем стрел. Дрогнул Индра под ударами этих стрел, но, оправившись, метнул в Джаландхару свою неотразимую ваджру. Сын Океана, однако, поймал ее на лету рукою и, соскочив со своей колесницы, одним прыжком вознесся на колесницу Индры, стремясь пленить царя богов, но испуганный Индра успел бежать под защиту Вишну. А Джаландхара, завладев колесницею повелителя небесного царства, принудил его возничего, Метали, служить ему и вести колесницу против войска богов.

После поражения Индры Вишну призвал к себе Гаруду, царя птиц, воссел на него и, взлетев в поднебесье, напал оттуда на войско асуров. Сверху он нанес сокрушительные удары, повергшие в прах множество пеших воинов, коней и слонов и опрокинувшие тысячи боевых колесниц. Тогда по велению Джаландхары могучие вожди войска асуров обернулись все против Вишну и пустили в него такой ливень стрел, что вскоре и великий хранитель вселенной, и птица Гаруда совершенно скрылись от взоров.

Но Вишну отразил все удары, сам напал на врагов и заставил их отступить. Тогда Джаландхара взошел на свою колесницу и устремился на Вишну. Оба они осыпали друг друга потоками стрел. Джаландхара тяжко поразил Гаруду, и царь птиц упал на землю. Вишну тогда взошел на колесницу и устремился на войско асуров. И множество асуров полегло под его смертоносными ударами.

Видя, что войско его убывает, Джаландхара сказал Ушанасу: «О мудрый! Настало время применить твое чудесное искусство, твои тайные познания!» — «Узри, о царь, могущество брахмана на ноле битвы!» — ответил ему Ушанас. Он обрызгал павших воинов водою и произнес заклинания; и асуры, сраженные оружием богов, тотчас воскресли и вновь устремились в бой.

Глядя на это чудо, Вишну сказал Брихаспати: «Неужели ты допустишь, чтобы наставник асуров посрамил тебя своим искусством? Ты должен вернуть к жизни сраженных в бою небожителей». — «Мне неведомо заклинание Ушанаса, — сказал наставник богов, — и все же я постараюсь не уступить ему в этом деле». Силою своего чародейства Брихаспати в мгновение ока перенесся в дальние пределы вселенной, где посреди молочного океана возвышалась чудесная гора Дрона, на которой росли целебные травы, оживлявшие мертвых. С этими травами Брихаспати незамедлительно вернулся на поле битвы и быстро исцелил всех убитых воинов небесной рати.

Джаландхара удивился, увидев множество воскресших врагов, снова вступивших в бой. «Как восстали они из мертвых? Ведь боги не знают твоего заклинания», — обратился он к Ушанасу. Тот поведал ему о горе Дрона в молочном океане и о растущих на ней волшебных травах. Тогда Джаландхара поручил предводительство в битве Ушанасу, а сам поспешил к молочному океану. Он обратился к его владыке, брату отца, с упреками за потворство небожителям, враждебным его родичам; когда же Молочный океан отвечал ему, что никому из просящих он отказать не может, а потому Брихаспати и впредь будет открыт путь к чудесным горным травам.Джаландхара в ярости ударил гору Дрону ногою, и та провалилась сквозь дно морское и скрылась в недрах подземного мира. А Джаландхара вернулся на поле битвы и, обрушившись на войско небожителей, истребил несметное множество вражеских ратников. Тогда Брихаспати вновь отправился к Молочному океану, но не нашел посреди его волн горы Дрона и вернулся ни с чем к своему войску. Когда он поведал об исчезновении горы с целительными травами, великое уныние охватило богов
.
Джаландхара же продолжал истреблять воинов Индры, и в страхе и смятении они бежали от ударов его оружия под защиту Вишну. И снова тот выступил против неукротимого сына Океана. Могучий Джаландхара пеший приблизился к его колеснице и, ухватив ее за ось одной рукою, метнул ее высоко в небо. Другой рукой он схватил Гаруду и швырнул его в другую сторону. Колесница, с которой свалился Вишну, и сын Винаты вскоре грянули оземь в разных кон¬цах вселенной, на дальних материках.

Когда Вишну поднялся с земли, он, пылая яростью, устремился на Джаландхару, осыпая его стрелами. Приблизившись к врагу, он метнул острый дротик, глубоко вонзившийся в грудь отважного сына Океана, и Джаландхара поник на своей колеснице, а возничий поспешно направил ее прочь с поля боя, увозя своего господина от вражеских ударов. Но вскоре Джаландхара вновь обрел силы. Тучи стрел обрушил он на великого бога, вернувшись в сражение, и Вишну, изнемогший под этим убийственным ливнем, пал наконец без сознания на землю. Джаландхара занес уже над поверженным врагом руку, чтобы нанести ему смертельный удар, когда Индра вскричал: «Пощади супруга своей сестры!» И Джаландхара тут вспомнил, что жена Вишну — Лакшми, дочь Океана, и не тронул его, распростертого на земле у его ног. Когда Вишну пришел в себя, Джаландхара поклонился ему ил воздал хвалу и ему и сестре своей Лакшми. «Какой дар за твою хвалу пожаловать мне тебе, о владыка асуров?» — спросил его Вишну. И Джаландхара пожелал, чтобы Вишну с супругой своей Лакшми удалился в обитель отца ее Океана и больше не вмешивался в борьбу асуров и богов.

После поражения Вишну боги сложили оружие, будучи не в силах противостоять далее асурам, и Джаландхара торжественно вступил в Амаравати, столицу небесного царства, покорившегося победителю. Сын Океана взял себе сокровища, полученные некогда богами у его отца, и воцарился в городе богов. Власть его простиралась отныне на все три мира; и долго было его царствование счастливым и безмятежным. Повсюду неукоснительно исполнялись должные обряды, и все его подданные неуклонно следовали стезей добродетели. Младшие повиновались старшим, жены преданно служили супругам, нужда и бедность исчезли, не стало воров и разбойников, у всех было вдоволь еды, все были щедры, каждый жаждал дарить, и никто не требовал воздаяния. Не было тогда ни убийств, ни насилий, и неведомы были долги. Не было ни калек, ни уродов, ни злодеев. Во все время царствования Джаландхары никто в его царстве не умирал и не старился; и никто не питал вражды к другому.

Но боги, изгнанные с небес и лишенные жертвоприношений, были недовольны. Они пришли с жалобой к Брахме, и он вместе с ними отправился на Кайласу к великому Шиве. Боги склонились перед Шивой с мольбою: «Забудь свой гнев, о Владыка, прости Индру и смилуйся над нами — мы просим тебя о защите!» Шива, улыбаясь, ответил: «Как могу я помочь вам, когда сам Вишну оказался бессилен против вашего врага? Нет еще такого оружия, которым можно было бы сразить Джаландхару». Но Брахма сказал: «О Шива, только твоим могуществом может быть укрощен сын Океана!» Тогда Шива, поразмыслив, призвал богов слить воедино свой гнев на Джаландхару; и из гнева богов возник огненный диск, который Шива взял в руку. «Вот оружие против Джаландхары!» — сказал он и подал диск в руки Брахме. Его огнем опалило бороду Брахме, и тот отшатнулся в испуге, и все боги устрашились невиданного оружия. Шива, смеясь, взял у него диск обратно: «Дар не идет на пользу тому, кто его не стоит». Между тем Нарада, прослышав о новой войне с Джаландхарой, замышляемой богами, отправился в Амаравати и поведал ему о намерениях его врагов, прибегших к помощи Шивы. Джаландхара сказал: «Я не прочь сразиться и с Шивой, если от этой войны можно ожидать богатой добычи. Скажи мне, Нарада, какие сокровища хранятся в обители этого бога». Нарада отвечал: «Шива стар и страшен обликом; тело его покрыто пеплом, шею обвивает змея, он ведет жизнь подвижника и равнодушен к благам этого мира. Единственное сокровище, которым он владеет, — прекрасная супруга его Парвати, равной которой нет в трех мирах. Ни прелестнейшие из апсар, ни даже твоя жена Вринда не могут соперничать с ней красотою». Так молвил лукавый Нарада, всегда готовый к подстрекательству и сеянью раздоров. А Джаландхара, загоревшийся от его речей, подумал, что стоит попытать счастья в войне с Шивой ради обретения красавицы Парвати.

И Джаландхара отправил послом на Кайласу демона Раху. Тот явился в обитель Шивы и, пропущенный Нандином, узрел божественного подвижника восседающим на троне, с месяцем во лбу и змеей, обвивающей шею. Сыновья его Сканда и Ганеша натирали золой его тело, и сонмы мрачных и жутких обличьем созданий окружали трон Владыки.

Раху приблизился к нему и молвил: «О Шива, меня послал к тебе Джаландхара, повелитель трех миров. Он хочет, чтобы ты признал его верховную власть над вселенной и изъявил ему свою покорность. Признай его своим властелином и повинуйся отныне его велениям!»

Ничего не ответил Шива на эти слова. Между тем змея, обвивавшая его шею, потревоженная руками его сыновей, усердно растиравших тело Владыки, упала на землю и набросилась на крысу Ганеши, Ухватив ее за хвост, змея стала заглатывать крысу, но павлин Сканды испустил такой пронзительный крик, что испуганная змея отпустила крысу и поползла на свое место на шее у бога. От ядовитого дыхания рассерженной змеи померк свет месяца, и стало совсем темно в сумрачной обители.

Раху, смущенный этим диковинным зрелищем, отступил было от трона Шивы, но оправился и опять обратился к великому богу. «Если ты предался подвижничеству и отринул мирские утехи, — сказал он ему, — зачем тебе власть, зачем тебе семья — жена и дети? Подчинись Джаландхаре и отдай ему все: и жену свою Парвати, и сыновей Сканду и Ганешу, — пусть служат они могущественному сыну Океана»...
продолжение