?

Log in

No account? Create an account
 
 
14 July 2016 @ 09:06 am
Сказание о Джаландхаре (продолжение)  
начало
...И опять ничего не ответил Шива. Раздраженный Раху обернулся к стоявшему рядом Нандину и сказал: «Разве прилично обычаю, чтобы государь не удостаивал ответом речи посла?» Но и Нандин ничего не ответил ему. По знаку Шивы он молча вывел Раху вон из обители. Раху вернулся к Джаландхаре и рассказал ему о том, как приняли его в обители великого бога на Кайласе.

Тогда воинственный Джаландхара немедля собрал свои рати и двинул их на Кайласу. Но сначала он предстал перед отцом и поведал ему о своих намерениях. «Не делай этого, сын мой, — сказал ему Океан. — Оставь в покое великого подвижника и наслаждайся властью у себя в царстве». Но Джаландхара не послушал отца. И Вринда сказала ему, уходящему в поход: «Достойно ли владыки вселенной, царя царей, идти войной на нищего отшельника? Я знаю, ты возмечтал о Парвати, но что тебе в ней? Чем она лучше меня? Напрасно поверил ты россказням Нарады, нарочно подстрекавшего тебя к войне. Подави нечестивую страсть и останься со мною». Но и жены не послушался Джаландхара. «Не будет покоя моей душе, пока я не увижу Парвати», — молвил он и поспешил к своему войску.

Но когда Джаландхара поднялся на Кайласу и достиг обители Шивы, она оказалась пустою; великий бог со всеми домочадцами и слугами покинул ее, не дожидаясь прихода асуров. «Куда удалился он, оставив мне свой дом со всем убранством?» — спросил Джаландхара Ушанаса. Сын Бхригу ответил ему: «С женой и сыновьями и со всей своей свитой Шива удалился на высочайшую и недоступную гору к северу от озера Манаса». И Джаландхара, не задерживаясь, повел к той горе свое войско.

Завидев приближающееся войско Джаландхары, Шива повелел Парвати подняться на самую вершину горы, а Нандину он сказал: «Возьми моих воинов и спустись навстречу врагу». И Нандин стал во главе войска Шивы и встретил передовые отряды Джаландхары, уже начавшие подниматься по склону. У самого подножия горы и на ее склонах закипела жаркая схватка. Демоны Шивы устремились на демонов Джаландхары, осыпая их стрелами, разя копьями, палицами и мечами. Они стали теснить их вниз, но все новые полчища нападающих подходили к горе и упорно карабкались вверх по ее кручам. Долго длилась эта битва, и земля у подножия той горы покрылась телами убитых и окрасилась кровью. Но не смогли воины Джаландхары одолеть защитников горы и отхлынули от нее прочь.

Тогда в бой вступили могущественнейшие из асуров. Дурварана напал на Нандина, Раху сражался со Скандой, Джамбха с Ганешей, Шайлароман с Пушпадантой. Дурварана ранил Нандина в грудь, и предводитель воинства Шивы упал без чувств на своей колеснице. Сканда метал дротики в Раху, но тот искусно уклонялся от смертоносных ударов бога войны. И утомленный Сканда покинул поле боя и поднялся на своем павлине в гору. Пушпаданта палицей сбил с ног Шайларомана, и тогда на него напал Гирикету. Воин Шивы мечом снес с плеч голову Гирикету, но тот продолжал нападать на него, потрясая мечом и шитом. Тогда голова Гирикету вскричала: «Остановись! Не стыдно ли тебе сражаться в таком виде?» И она снова воздвиглась на плечах Гирикету. Пушпаданта срубил ее снова, но она опять приросла к телу, и наконец асур принудил Пушпаданту отступить на гору.

Джамбха осыпал стрелами Ганешу, тот же устремился на врага с боевым топором и пытался поразить его ударами своего хобота. Но Джамбха сам нанес ему удар дротиком в рот, и Ганеша огласил поле боя жалобным воплем: «О мать моя! О мой отец! О брат! О моя любимая крыса!»

Услышав крики сына, Парвати поспешно спустилась с вершины горы и, приблизившись к Шиве, сказала: «Асуры убивают Ганешу и Сканда, верно, уже пал на поле битвы, а ты спокойно отдыхаешь здесь вдали от боя! Вооружись и поспеши на помощь сыновьям!»

По знаку Шивы слуги привели ему его быка. Он надел доспехи, сел на быка и стал спускаться с горы, сказав на прощание Парвати: «Не тревожься, но будь осторожна на случай, если какой-нибудь злокозненный асур сумеет пробраться сюда».

Громкие клики раздались с обеих сторон на поле брани, когда сражавшиеся завидели Шиву, приближавшегося на белом быке. Нандин, Сканда, Пушпаданта и другие вожди его войска воспряли духом и последовали за ним.

И битва между ратями Шивы и Джаландхары разгорелась с удвоенной силой. Но сам сын Океана не принял еще в ней участия. Воспламененный мыслью о прекрасной Парвати, он призвал к себе одного из асуров и повелел ему стать во главе войска, приняв облик своего повелителя. А сам Джаландхара, приняв образ Шивы, тайно покинул свое войско. В сопровождении одного Дурвараны он миновал незримо защитников горы и стал подниматься на ее вершину.

Тем временем Вишну, отвратившийся от войны и пребывавший мирно в обители Молочного океана, послал Гаруду на поле битвы узнать, победил ли уже Шива Джаландхару. Гаруда быстро полетел туда и, обозрев с высоты толпы сражавшихся, не увидел среди них сына Океана. Тогда он поднялся к самой вершине горы и вдруг узнал его: в облике Шивы Джаландхара приближался к обители Парвати. В клюве у царя птиц был волшебный шар — средство распознания оборотней, который дал ему Вишну; и Гаруда тотчас распознал Джаландхару. Он вернулся к Вишну и поведал ему об увиденном. Вишну подумал: «Не вмешиваясь в ход битвы, я окажу услугу Шиве и Парвати, если отвлеку Джаландхару, прибегнув к его же коварной уловке».

В образе благочестивого брахмана Вишну перенесся в столицу Джаландхары; вместе с ним был змей Шеша, принявший человеческий облик. Вблизи города был обширный лес, под сенью которого в часы досуга отдыхали и развлекались жители столицы Джаландхары. В глубине того леса Вишну воздвиг силою своих чар отшельническую обитель и поселился в ней вместе с Шешей, прислуживавшим ему; и он пожелал, чтобы прекрасная Вринда, супруга Джаландхары, оставленная им дома, вышла в лес и посетила его обитель.

Ночью Вринде приснился страшный сон. Она увидела во сне мертвую голову Джаландхары, отсеченную от тела, с отрезанными ушами и носом и глазами, выклеванными стервятниками. Проснувшись поутру, она, встревоженная, призвала к себе брахманов и рассказала им свой сон. «О царица, — молвили брахманы, — сон твой предвещает недоброе. Дабы отвратить беду, одари брахманов коровами, одеждой и драгоценностями!»

Вринда щедро одарила брахманов, но страшный сон не шел у нее из головы. Чтобы рассеять тревогу, лежавшую у нее на сердце, она взошла на колесницу и вдвоем со своей наперсницей Смарадути отправилась в лес на прогулку.

В лесу веял прохладный ветерок и весело щебетали птицы. Колесница Вринды, запряженная мулами, неспешно катилась среди деревьев, на сердце у царицы стало веселее, и ни она, ни подруга ее не заметили, как колесница сбилась с дороги. Мулы завезли их в глухую часть леса, где под огромными деревьями, не пропускавшими свет солнца, царил полумрак, где не пели птицы, а в густых зарослях слышались зловещие шорохи и рычание хищников.

Между тем как Вринда и Смарадути в растерянности озирались вокруг, не зная, в какую сторону им повернуть колесницу, чтобы выбраться на дорогу, которая вывела бы их из леса, из зарослей вышла страшная косматая людоедка с тремя ногами, пятью руками и львиной пастью.Вринда и Смарадути в ужасе закрыли глаза руками, дрожа, как молодые деревца на ветру, а людоедка бросилась на колесницу и перевернула ее. Царица со служанкой упали на землю; людоедка же сожрала мулов, а потом схватила Вринду своими львиными когтями и сказала: «Супруг твой убит в бою могучим Шивой, защитить тебя некому. Оставайся со мною в лесу и живи по обычаю людоедов!»

Но тут появились Вишну и Шеша в грубой отшельничьей одежде из рогожи, с корзинками для сбора плодов в руках. Обращаясь к людоедке, Вишну гневно вскричал: «Сейчас же отпусти эту красавицу, эту нежную жену, которую ты держишь в когтях! Уж не возомнила ли ты, что каждый, кто встретится тебе в этом лесу, должен стать твоею добычей!» — «Попробуй вырвать ее из когтей моих, если у тебя хватит силы», — ответила ему людоедка. Тогда пламя гнева изверглось из очей Вишну и тотчас обратило страшную демоницу в пепел.

Вринда поклонилась в ноги своему избавителю и сказала: «О благочестивый отшельник, ты спас меня! Кто ты и где твоя обитель?» Мнимый отшельник отвечал ей: «Я — Девашарман, сын Бхарадваджи, великого мудреца. Обитель моя неподалеку отсюда в этом лесу. Пойдем, я провожу тебя туда, чтобы ты могла отдохнуть и оправиться от пережитого страха». И он покинул с Шешей те заросли, где была испепелена людоедка, а Вринда и Смарадути последовали за ним.

Когда они достигли обители, расположенной там, где деревья источали мед, струились прозрачные ручьи и пели сладкоголосые птицы, Вишну воссел на блистающий трон, покрытый тигровой шкурой, и облик его чудесным образом изменился. Потрясенная Вринда увидела, что перед нею сидит уже не отшельник, который встретился ей в лесной чаще, а супруг ее Джаландхара в пышном одеянии и со знаками царской власти.

Она склонилась перед ним, восклицая: «О супруг мой! Чем ублажить мне тебя? Что привело тебя в этот лес?» Коварный Вишну в облике Джаландхары ей отвечал: «О царица! Долго длилась моя битва с Шивой, но он одержал победу, срубив мне голову своим оружием. Однако волей судьбы голова моя вновь соединилась с телом, и я поспешил сюда, зная, что ты томишься в разлуке со мною и ждешь с нетерпеньем моего возвращения». Обманутая Вринда крепко обняла того, кого почитала за своего супруга, она жарко целовала и ласкала его, и ее поцелуи показались Вишну слаще поцелуев Лакшми. И много дней провели они вместе в той лесной обители, наслаждаясь любовью и забыв о беге времени.

Но наступил день, когда Вринда, обнимая Вишну, внезапно увидела, что то не супруг ее, а кто-то ей незнакомый. «Кто ты?» — вскричала она в испуге, отшатнувшись от него. И Вишну открылся ей. Он сказал: «Твой супруг отправился в поход, чтобы победить Шиву и похитить его жену. Но знай, что я и Шива — одно. Шива победил Джаландхару, я же похитил его супругу. Муж твой убит в сражении, и ты можешь оставаться со мною».

«Ты обманул меня, — сказала ему Вринда. — Обманом ты похитил меня у моего законного мужа. Быть может, он и заслужил это, возжелав чужую жену. Но да понесешь и ты кару за свой обман, и да похитят в грядущие времена и у тебя твою супругу!»

Проклятый Вриндой, Вишну исчез, она же, безутешная, покинула обитель и в сопровождении верной Смарадути пошла к лесному озеру, где совершила омовение, дабы очиститься от греховных объятий Вишну. На берегу того озера она и осталась, предаваясь покаянию, отказавшись от пищи и отвратив свои мысли от всего мирского.

Апсары, небесные сестры ее, спустились к ней и звали ее с собою в царство богов, но она отказалась идти с ними и осталась у лесного озера, пока жизнь не покинула ее. Тогда Смарадути собрала хворост в лесу и сложила погребальный костер. И тело добродетельной Вринды сгорело в огне костра, но душа ее обрела вечное спасение, как и душа преданной ей Смарадути, бросившейся в тот же огонь, и сгоревшей вместе со своей госпожой.

С той поры этот лес стал называться Лесом Вринды — Вриндавана. Через много лет местность эта прославилась тем, что в ней провел свои юные годы великий герой Кришна, укрываясь от своего врага, нечестивого царя Кансы.

Проклятие же Вринды исполнилось, когда Вишну воплотился в образе праведного паря Рамы: Равана, царь ракшасов, похитил его супругу Ситу, в которой воплотилась Лакшми, богиня счастья.

Когда Джаландхара предстал перед Парвати в образе Шивы, она спросила его удивленно: «Почему твое лицо так печально? Ведь ты возвращаешься с победой; расскажи мне, как разгромил ты войско асуров». Джаландхара, безмолвствуя, скинул плащ с плеча и показал ей головы Сканды и Ганеши, которые он прятал под ним — он создал подобия этих голов ведомым ему колдовством. Увидев их, Парвати зарыдала, горестно взывая к своим сыновьям. А Дурварана, принявший облик Нандина, сказал ей: «Все вожди нашего войска погибли в сражении с асурами, уцелели только мы двое. Головы твоих сыновей мы нашли на поле битвы». И он взял их из рук мнимого Шивы и положил перед Парвати наземь.

Она припала к ним, жалобно причитая. А Джаландхара в образе Шивы сказал ей: «Не плачь о сыновьях, ведь я остался в живых. Я пришел к тебе после тяжкого боя, чтобы найти утешение в твоих объятиях. Взойдем на супружеское ложе, и пусть любовные ласки помогут нам забыть горе». Парвати отвечала ему, негодуя: «Неприличны твои речи в такое время. Как можешь ты говорить о любви в час, когда надлежит совершить погребальные обряды? Могу ли я сразу утешиться и забыть о гибели своих сыновей?»

Но Джаландхара, воспламененный страстью, упорствовал: «Жена, отказывающая мужу в исполнении его желаний, обречена на муки в глубочайшем из адов Ямы. Я потерял все — сыновей, войско, все свое достояние и власть, — только ты осталась у меня. Но ты отвергаешь меня, — и я удалюсь отсюда в тайную обитель и там избавлюсь от моей тягостной жизни!»

И он покинул обитель Парвати вместе с Нандином, но не ушел далеко, чтобы она могла его отыскать. Парвати же, оставшаяся в недоумении и растерянности, направилась со своими подругами и служанками к берегу священной Ганги, чтобы там поразмыслить и успокоить свою душу. Омывшись в водах Ганги, она призвала к себе Джаю, свою подругу, и сказала ей: «Прими мой облик и пойди к нему. Если он заключит тебя в объятия в этот час скорби, значит, это не Шива, но асур, принявший его образ».

Когда Джая в облике Парвати приблизилась к Джаландхаре, он не стал медлить и сразу же заключил ее в свои объятия. Она вернулась от него к своей госпоже и сказала: «Это не Шива, о богиня, это Джаландхара, обернувшийся твоим супругом». Услышав эти слова, супруга Шивы из страха, как бы владыка асуров не нашел ее, скрылась в лотосе, а подруги ее обратились в пчел и порхали вокруг цветка.

Тем временем асур из войска Джаландхары, оставленного им у подножия горы, поднялся на вершину и предстал перед своим повелителем. «Наше войско разгромлено грозным Шивой, владыка, — поведал он Джаландхаре. — А из страны твоей пришла весть, что царица Вринда похищена богом Вишну, принявшим облик отшельника».

«О коварство богов! — вскричал разъяренный Джаландхара, обращаясь к Дурваране. — Каково вероломство Вишну, обманом похитившего мою супругу!» — «Всякий пожинает плоды своих деяний, о царь, — возразил ему Дурварана. — Ведь ты же сам пытался похитить супругу Шивы; так же поступил с тобою Вишну». — «Что же мне делать теперь? — спросил Джаландхара в растерянности. — Поспешить ли мне к войску или вернуться в столицу, чтобы отомстить обманщику Вишну?» — «Вернись к войску, — посоветовал ему Дурварана. — Если ты победишь Шиву, ты обретешь исполнение всех своих желаний, и Вишну не избежит твоей мести». И сын Океана спустился к подножию горы.

Вернувшись на поле боя, Джаландхара увидел, что оно все покрыто мертвыми телами его воинов, усеяно отрубленными головами и руками, залито потоками крови. Он огляделся и увидел мрачного Шиву, восседавшего на белом быке, обвитого страшными змеями и со светлым месяцем на челе. «Почему вы не убили этого жалкого отшельника?» — вскричал в ярости Джаландхара, обращаясь к Раху, Джамбхе и другим уцелевшим вождям войска асуров. «Его нельзя убить, — возразили те угрюмо. — Нам не по силам справиться с этим отшельником, он истребил несметное множество наших воинов».

И тогда сын Океана сам устремился на Шиву, напрягая тетиву своего мощного лука. Тучи стрел Джаландхары, пущенных им во врага, затмили небо; и Шива ответил ему потоком метких стрел, выбивших щит из его руки и пронзивших во многих местах его доспехи. Кровь хлынула потоками из ран Джаландхары; и многих асуров поразили смертоносные стрелы Шивы, а остальные в смятении обратились в бегство. Один Джаландхара не дрогнул, он вскричал, обращаясь к Шиве: «Ты превосходный стрелок, о божественный подвижник! Но погоди, ты еще узнаешь силу моего оружия. Я сражу тебя своими стрелами, если только ты не сбежишь с поля боя». И он осыпал великого бога множеством острых, метко разящих стрел. Слуги Шивы, могучие великаны Вирабхадра и Манибхадра набросились на Джаландхару, стремясь оградить своего господина от его стрел, и попытались опрокинуть его колесницу; но он нанес Вирабхадре удар кулаком, а Манибхадру в тот же миг ударил ногою; и от тех ударов оба отлетели далеко от его колесницы и распростерлись без чувств на земле.

Тогда сын Океана снова стал пускать стрелы в Шиву, а воины его, ободренные его успехом, вновь устремились в битву. И они сошлись на поле с полчищами праматхов, страшных спутников Шивы, и завязалось жестокое побоище.

В единоборство с Джаландхарой вступил Сканда, но Шива, опасаясь за сына, вмешался в их поединок и заступил место шестиликого полководца богов. Джаландхара наложил на тетиву своего лука неотразимую стрелу, подобную жезлу бога смерти, и пустил ее в Шиву; но пламенем, извергнувшимся из его третьего ока, Шива испепелил ее и обрушил на владыку асуров ливень губительных стрел. И Джаландхара пал без чувств на землю, подобный огромному дереву, рухнувшему под ударами молний. И пока он пребывал в беспамятстве, Шива нанес великий урон войску асуров, истребив сотни и тысячи вражеских ратников. Но Джаландхара пришел в себя и опять вступил в бой, воодушевляя своих воинов и нанося удары неприятелю. «Берегись, Шива! — вскричал он. — Я сокрушу тебя и твое войско, и Брахма и Вишну волей или неволей признают мое владычество, и вселенная будет принадлежать мне безраздельно». И под натиском Джаландхары и ободрившихся с его появлением асуров войско праматхов стало отступать к горе.

Тогда Джаландхара силою колдовства создал женщину, подобную обликом Джае, подруге Парвати; и по его воле этот призрак приблизился к Шиве и с плачем обратился к нему: «О Владыка! Асуры похитили супругу твою с вершины горы, и она теперь во власти их повелителя!» Шива взглянул в сторону Джаландхары и увидел на его колеснице подобие Парвати, сотворенное колдовским искусством владыки асуров. Мнимая Парвати с плачем простирала руки к Шиве, умоляя о спасении, и он, не подозревая обмана, устремился к вражеской колеснице, чтобы отбить у Джаландхары свою жену. Демон Шумбха преградил ему дорогу; Шива метнул в него свой трезубец, но Шумбха уклонился от удара, и потрясенный Шанкара увидел, что оружие его вонзилось в грудь его несчастной супруги.

Лишившись чувств от ужаса и горя, великий бог упал на землю, асуры же возликовали и уже готовы были торжествовать победу.

Но тогда Брахма поспешно спустился с небес и сказал пришедшему в себя Шиве: «Как же ты, провидец, дал обмануть себя колдуну Джаландхаре. Супруга твоя в безопасности, она надежно укрылась от вражьей силы. То был призрак, который сотворил владыка асуров, чтобы лишить тебя силы и отваги. Восстань и покарай злодея!»

И Шива восстал и продолжил бой с Джаландхарой. А Шумбхе он сказал: «Погоди, нечестивый асур, в грядущие времена ты еще сам падешь от руки моей супруги». На своем белом быке Шива устремился на вражеское войско, рассеял его в мгновение ока, и асуры обратились в беспорядочное бегство. И только Джаландхара остался один на поле битвы. Долго сражались Шива и Джаландхара, осыпая друг друга тучами стрел. Наконец стрелы Шивы разбили колесницу Джаландхары, сразили его колесничего и опрокинули коней. Покинув колесницу, сын Океана ринулся на грозного бога и сбросил его с быка на землю. А белого быка Шивы, ухватив за хвост, он зашвырнул на отдаленную вершину Хималая.

Могучие противники снова сошлись в стремительном поединке, и земля под ними сотрясалась. Шива выбил оружие из рук Джаландхары, но тот продолжал сражаться и, обхватив руками супруга Парвати, пытался задушить его в своих объятиях. Но Шива разжал руки Джаландхары и сказал ему: «Я восхищен твоей отвагой, сын Океана. Какого дара хочешь ты от меня?» — «Не убивай меня, Шива, своей рукою, — сказал Джаландхара. — Избавь меня от позора. Я сам лишу себя жизни».

Он взял из рук бога острый дротик, вонзил его себе в грудь, и в тот же миг Шива, призвав в свою десницу сверкающий диск, который сотворили из своего гнева боги, отсек тем диском голову Джаландхаре. Кровь рекою хлынула из тела сына Океана и разлилась по земле. И семь демониц из свиты Шивы, прозванных Семью Матерями, пожрали мертвое тело Джаландхары, выпили его кровь и весело заплясали на бранном поле.

А Шива, вернув себе белого быка, воззвал к Парвати, своей супруге, и она вышла из лотоса, в котором скрывалась от Джаландхары. И Шива с Парвати и свитой вернулся в свою обитель на горе Кайласа.

источник http://world-of-legends.su/indian/indian_mith/id1138