kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Поп Ян и его удивительное царство



"Сказание об Индейском царстве" представляет из себя послание Пресвитера Иоанна к греческому императору Мануилу (Иммануил Комнин, 1143-1180 гг.). В середине XII в. в Европе стали распространяться слухи о существовании в Азии сильного христианского государства, во главе которого находился священник и вместе с тем царь Иоанн.



Имя Иоанна стало появляться в сочинениях западно-европейских путешественников, причем царство Иоанна представлялось в фантастических и противоречивых очертаниях. Так как в это время западно-европейское общество занято было идеей о возвращении от турок Гроба Господня, то на этого Иоанна возлагались большие надежды: верили, что он пошлет крестоносцам на помощь свою могучую армию, и цель крестовых походов будет достигнута.



Кто именно разумелся под именем Иоанна, трудно сказать; но вероятнее всего, что образ Иоанна создался на основании слухов о Далай-Ламе - главе обширного буддийского мира, духовная организация которого напоминает в некоторых отношениях христианство. Содержание сказания состоит в следующем.



Иоанн - могущественный царь и первосвященник: ему служат епископы и цари, его страна переполнена неисчислимыми богатствами и нежданными чудами. Мануил, греческий император, посылает к Иоанну посольство, чтобы испытать силу и чудеса Индийской земли. Иоанн отвечает посольству: "Скажите вашему царю: если хочешь узнать о силах и чудесах моего царства, то продай свое царство греческое и купи на это бумаги и приезжай в мое Индейское царство со своими книжниками, и я дам тебе описать чудеса Индейской земли, но ты не сможешь описать мое царство до исхода души". Далее следует рассказ об Индийском царстве. До обеда Иоанн является в роли пресвитера, а после обеда он - царь над 3600 царями; он - поборник православной Христовой веры. Его царство в одну сторону простирается на 10 месяцев пути, а в другую сторону на бесконечное пространство - до того места, где земля сходится с небом.
Индийская земля наполнена чудовищными людьми, зверями и птицами.


















В ней есть люди немые, рогатые, люди вышиною в девять сажень и крошечные пигмеи, люди с четырьмя и шестью руками, с песьими головами, со скотьими головами, с глазами и ртом на груди, или на голове, в темени в волосах, люди, представляющие наполовину птицу и наполовину человека.









Встречаются в Индии слоны, дромадеры, гиппопотамы, саламандры, фениксы. Гадов в этой стране нет: ни ужа, ни рыбы, ни змеи, ни ящерицы, ни мухи, ни комара; а если появляется какой-нибудь гад, то он скоро умирает.










Индийское царство богато золотом, серебром, драгоценными камнями; там есть райская река Геон, которая течет драгоценными камнями; из драгоценных камней особенно замечателен кармакоул (т.е. карбункул), который ночью так светится, точно огонь горит.
У подошвы горы Олимпа есть чудный источник; вода из него, если выпить ее три раза натощак, имеет свойство предохранять от всякой болезни, и человек, выпивший эту воду, на всю жизнь остается таким, как будто ему 32 года от роду.
Благодаря всему этому в Индийском царстве нет бедняков, скупых, воров, льстецов, и все живут в согласии. "Никто между нами, - пишет Иоанна, - не лжет и лгать не может: если кто примется лгать, тотчас же умирает и его память вместе с ним. Все мы следуем по стезям правды и любим друг друга".
Дворец Иоанна состоит из нескольких палат. Одна палата - серебряная, покрытая золотом, а внутри украшенная драгоценными камнями и жемчугом, как на небе звездами. Другая плата - из чистого золота: в ней восемь столбов золотых, толщиною в три сажени, а вышиною в восемь сажень; на каждом столбе - драгоценный камень; ночью эти столбы светят, как огонь, а днем сияют как золото. Третья палата - тоже серебряная на золотых столбах; на каждом стобле по два драгоценных камня, и эти камни ночью светятся, как огонь горит, а днем как золото сияют. В этой последней палате обедает Иоанн со множеством царей, королей, князей, патриархов, митрополитов, епископов и проч. Съестными припасами заведуют два царя и два короля. Одного перцу за обедом и ужином выходит по четыре бочки.



Двор царя Иоанна так велик, что целый день надо ехать в одну сторону, чтобы придти к его концу. Во дворе - множество рек, озер, источников, овощей. Ворота двора также чудесно выстроены: правая верея их сделана из сапфира, а левая из слоновых зубов; кровля из змиевых рогов, а самые ворота из золота с драгоценными камнями и жемчугом; на воротах изображены чудеса от Адама и "до сего дня". Среди двора стоит 40 серебряных столбов позолоченных; у каждого столба по 40 колец, у каждого кольца привязано по 40 коней, на которых совершает поездки Иоанн с царями и королями.
Когда Иоанн отправляется на войну, перед ним несут 12 крестов и 12 столов из красного золота с драгоценными камнями и жемчугом, а один крест - деревянный с изображением распятия; по другую сторону перед ним несут золотое блюдо, на котором положена земля в знак того, что мы из земли сделаны и в землю пойдем, и еще одно золотое блюдо, на котором лежит драгоценный камень и "четий жемчуг", который означает величие Индийского царства.
Иоанн ограничивается титулом пресвитера, хотя у него служат стольниками, кравчими, постельниками и т.д. митрополиты, архиепископы, епископы и т.д. Это объясняется христианским смирением Иоанна.




Пресвитер Иоанн (англ. Prester John), в русской литературе также царь-поп Иван — легендарный правитель могущественного христианского государства в Азии. Сам Иоанн и его царство являются вымышленными, хотя многие увлекаются нахождением его возможных прототипов.
Разные исследователи помещали Пресвитера Иоанна в разные уголки мира.
• Herbelot считает Ван-ханом, вождём кераитов,
• Жербильон — одним из тибетских царей,
• Лакроз — Далай-ламой,
• Фишер — несторианским католикосом.
• Густав Опперт и Царике отожествили его с Елюй Даши, правителем Западного Ляо,
• Брун — с грузином Иване, жившим при Димитрии I, из династии Багратидов.

Пресвитер Иоанн. в представлении людей тех времен, был христианским правителем востока, игравшим одновременно роли короля и патриарха. Легенда о Пресвитере Иоанне основана на двух упоминаниях о посещении Архиепископом Индии Константинополя и Патриархом Индии Рима во времена Папы Каликста II (1119-1124).
Имя пресвитера Иоанна производили с персидского языка, от Presteghani или Friestegiani, то есть апостольский (Скалигер); от Prester-chan, то есть хан поклонников (Иов Людольф); из presbytero Johanne делают pretiosum Johannem, или preto J. (чёрный).
Легенда распространялась с середины XII века от берегов реки Хуанхэ до Атлантики, между китайцами, турками, монголами, персами, арабами, индийцами, армянами и всеми европейскими народами, участвовавшими в крестовых походах; период развития легенды занимает около 400 лет.



В русскую древнюю письменность легенда проникла под именем «Сказания об Индейском царстве». Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона утверждает, что в основании слуха лежал действительный факт успеха несторианского христианства среди племён Средней Азии, записанный у Абу-ль-Фараджа; легендарный же элемент сказания о царстве, полном всех благ мира, и о царе-священнике, идущем на защиту христиан от неверных, создался благодаря угнетению восточных христиан турками и сарацинами.



Из документов той эпохи сохранилось "Письмо Пресвитера Иоанна", подлинность которого подвергается сомнению, которое предположительно было написано Императору Византии Эммануилу I Комнину (1143-1180) Пресвитером Иоанном – Королем Индии. В письме упоминалось, что королевство несторианских христиан до сих пор существует. Письмо было переведено на несколько языков, включая иврит. Сохранилось несколько сотен копий письма. Изобретение книгопечатания сделало его ещё более популярным.Это письмо, появившееся около 1165 г., подробно описывавшее чудеса и богатства, поражало воображение европейцев и распространялось в еще более приукрашенной форме несколько столетий, а после изобретения книгопечатания и в печатном виде, будучи актуальным элементом народной культуры в эпоху географических открытий.



Первое известие о пресвитере Иоанне находится в летописи Оттона Фрейзингского от 1145 года, откуда оно переходит в другие хроники. Изначально считалось, что государство пресвитера Иоанна находится в Индии, чему способствовали легенда о путешествии туда апостола Фомы, и слухи о существовании в Индии христианских общин. Таким образом, пресвитер Иоанн считался наследником апостола Фомы на Востоке.



Во время второго Крестового похода среди рыцарей было распространено верование, что Пресвитер Иоанн придет на помощь из святых городов и поможет вновь отвоевать Палестину у мусульман.
Доверие упомянутым сообщениям было столь велико, что Папа Александр III даже направил письмо Пресвитеру Иоанну через своего эмиссара Филипа, его врача 27 сентября 1177 г. Более о Филипе никто не слышал.
С падением владений крестоносцев в Палестине слухи о пресвитере Иоанне утихают, но они возрождаются с появлением авангарда армии Чингисхана в Персии и Армении.



Когда Монголы в XIII в. вторглись в Палестину, христиане, населявшие остатки государств Крестоносцев верили, что Чингис-Хан был Пресвитером Иоанном, пришедшим спасти их от Мусульман. Другими возможными воплощениями Пресвитера Иоанна считался Торгул Хан, Несторианский хан, побежденный Чингис-Ханом.
Монгольского хана Хулагу считают то пресвитером Иоанном, то сыном его Давидом, а монголов — христианами. Справедливости ради стоит отметить, что к этому времени в Средней Азии уже была богатая история христианства. Католические миссионеры, ездившие ко двору Чингисхана в Каракорум, а также позднейшие путешественники в течение долгого времени разыскивали в Азии пресвитера Иоанна. Плано Карпини отводит его в Индию; Гийом Рубрук считает его государем разбитых Чингисханом кара-киданей, смешивая Чингисхана с Ван-ханом кераитским.



Марко Поло находит потомков первого пресвитера Иоанна в лице монгольских князьков, несториан, кочевавших в стране Тянь-дэ или Тендух, в Ордосе. Джованни Монтекорвино и Одорик Фриульский повторяют мнение Марко Поло.



Разочаровавшись в «Монгольской теории», в 1487 году португальский король Иоанн II командировал Педро да Ковильяна (Петра Ковиллания) и Альфонса Паиву в путешествие по Африке, в надежде найти государство Пресвитера там.



Экспедиция прибыла в Абиссинию, где большинство населения исповедовало ориентальное православие монофизитского толка, а местного царя признала пресвитером Иоанном (очевидно, из-за нетипичного для региона христианского вероисповедания).






Несколько азиатских племен ассоциировались путешественниками с Пресвитером Иоанном, но начиная с XIV в., его империя считалась находящейся в Африке, а в XV и XVI вв. отождествлялась с христианским королевством Эфиопией. Пресвитер Иоанн также признавался потомком Волхвов, или Св. Фомы, предположительно основавшего раннюю, а значит более подлинную Христианскую Церковь в Индии.










Источники:
1. Л.Гумилев "Поиски вымышленного царства"
2.http://www.liveinternet.ru/users/3214251/post101983548/
3. http://geo-discovery.ru/land/Tsarstvo_presvitera_
4.http://www.newadvent.org/cathen/12400b.htm
5.http://www.graveworm.com/occult/texts/pjohn.html



Сказание об Индийском Царстве

Я — Иоанн, царь и поп, над царями царь. Под моей властью 3300 царей. Я поборник по православной вере Христовой. Царство же мое таково: в одну сторону нужно идти 10 месяцев, а до другой дойти невозможно, потому что там небо с землею встречается. И живут у меня в одной области немые люди, а в другой — люди рогатые, а в иной земле — трехногие люди, а другие люди — девяти сажен, это великаны, а иные люди с четырьмя руками, а иные — с шестью. И есть у меня земля, где у людей половина тела песья, а половина человечья. А у других моих людей очи и рот в груди. В иной же моей земле у людей сверху большие рты, а другие мои люди имеют скотьи ноги. Есть у меня люди — половина птицы, половина человека, а у других людей головы собачьи. Родятся в моем царстве звери: слоны, дромадеры, крокодилы и двугорбые верблюды. Крокодил — лютый зверь: если он, разгневавшись на что-нибудь, помочится — на древо или на что-либо иное,— тотчас же оно сгорает огнем. Есть в моей земле петухи, на которых люди ездят. Есть у меня птица ног, она вьет себе гнездо на 15 дубах. Есть в моем царстве птица феникс; в новолунье она свивает себе гнездо, приносит с неба огонь, сама сжигает свое гнездо и сама здесь тоже сгорает. А в этом пепле зарождается червь; потом он покрывается перьями и становится единственной птицей, другого плода у этой птицы нет. А живет она 500 лет. Посреди же моего царства течет из рая река Эдем. В той же реке добывают драгоценные камни: гиацинт, сапфир, памфир, изумруд, сардоникс и яшму, твердую и как уголь сверкающую. Есть камень кармакаул; этот камень, — господин всем драгоценным камням, ночью он светится, как огонь. Есть у меня земля, а в ней трава, которую всякий зверь избегает. И нет в моей стране ни вора, ни разбойника, ни завистливого человека, потому что земля моя полна всякого богатства. И нет в моей земле ни ужа, ни жабы, ни змеи, а если и появляются, сразу умирают. Есть у меня земля, где родится перец; за ним все люди ходят. Помимо же всего прочего есть у нас песчаное море. Оно никогда не стоит на одном месте: откуда подует ветер, оттуда идет вал; и находят те валы на берег за 300 верст. Этого моря не может перейти никакой человек — ни на корабле, ни иначе как. А есть ли за тем морем люди или нет — никто не знает. Из этого моря в нашу землю текут многие реки, в которых водится вкусная рыба. В стороне от этого моря, в трех днях пути, находятся высокие горы, с которых течет каменная река: большие и малые камни валятся сами по себе 3 дня. Идут же те камни в нашу землю, в то море песчаное, и покрывают их валы этого моря. Вблизи от той реки, на расстоянии одного дня пути, есть пустынные высокие горы, вершины которых невозможно человеку увидеть. И с тех гор течет под землею небольшая река. В определенное время земля расступается над этой рекой, и если кто, увидев это, быстро — так, чтобы земля над ним не сомкнулась,— прыгнет в ту реку, схватит что попало и сразу же вынесет, то камень оказывается драгоценным камнем, а песок — крупным жемчугом. Эта река течет в большую реку; люди той земли ходят на устье реки и собирают драгоценные камни и отборный жемчуг. А детей своих они кормят сырыми рыбами. В ту реку ныряют некоторые на три месяца, некоторые на четыре, — ищут камни драгоценные. В одном дне пути за той рекой есть высокие и мощные горы, на которые человеку нельзя смотреть. В этих горах по многим местам пылает огонь, и в том огне живут черви, а без огня они не могут жить, как рыбы без воды. И те черви точат из себя нити, как шелк, а из тех нитей наши жены делают нам одежду. И когда. та одежда загрязнится, водою ее не моют: бросают в огонь; и как только раскалится, вновь становится чистой. Есть у меня в иной стране звезда именем Лувияарь.

А если идем на войну, когда хотим кого-нибудь покорить, предо мною идут и несут 20 крестов и 20 стягов. А кресты те и стяги большие, сделаны из золота с драгоценными камнями и с крупными жемчужинами, ночью же светятся, как и днем. Кресты эти и стяги везут на 26 колесницах. А у каждой колесницы служат по 100 тысяч конников и по 100 тысяч пешего войска, не считая тех, кто за нами везет пищу. А когда идем к назначенному месту на бой, другие люди несут предо мною один деревянный крест с изображением распятия господня, — чтобы мы вспоминали господни страдания на кресте. Рядом с крестом несут большое золотое блюдо, а на нем — одна земля: на землю глядя, вспоминаем, что из земли мы созданы и в землю же уйдем. А с другой стороны несут другое золотое блюдо с драгоценным камнем на нем и отборным жемчугом: их вид возвеличивает наше государство. И идут предо мною 3 проповедника, громко восклицая. Один возглашает: «Это — царь царей, господин господ»; другой продолжает: «Силою крестною, божиею благодатью и помощью». А третий восклицает умильным голосом, что из земли мы сотворены и в землю же уйдем. Впрочем, довольно об этом говорить. О войске же не говорю, так как уже сказал.

Двор у меня таков, что 5 дней надо идти вокруг него. А в нем много палат золотых, серебряных и деревянных, изнутри украшенных, как небо звездами, и покрытых золотом. В одной палате огонь не горит; если внесут, сразу же погаснет. Есть у меня другая палата золотая на восьмидесяти столбах из чистого золота; а каждый столб по три сажени в ширину и 80 саженей в высоту. В этой палате 50 столбов чистого золота, и на всех столбах по драгоценному камню: камень сапфир цвета белого и камень топаз как огонь горит. В той же палате есть два столба, на одном из которых камень, называемый троп, а на другом камень, называемый кармакаул. Ночью же светит тот драгоценный камень, как день, а днем — как золото. А оба велики, как корчаги. В той палате у меня огонь не горит: если внесут, то быстро погаснет. Только тот огонь горит, который от дерева негниющего. Имя дереву тому шлема. Миро из этого дерева вливают в паникадила и зажигают; тот огонь горит. И если тем миром помажется человек какого бы то ни было возраста, старый или молодой, после того не старится и глаза его не болят. Та же палата выше всех палат. Вверху тех палат устроены два золотых яблока, а в них вковано по большому камню сапфиру — для того, чтобы не оскудела наша храбрость. И четыре камня находятся на столбах для того, чтобы чародейки не могли чар творить над нами. Есть у меня другая золотая палата на золотых столбах, столь высокая, сколько можно глазами обозреть; два больших камня кармакаула ночью светят у меня в той палате.

А обедают со мной за столом каждый день 12 патриархов, 10 царей, 12 митрополитов, 45 протопопов, 300 попов. 100 дьяконов, 50 певцов, 900 клиросников, 365 игуменов, 300 князей. А в соборной моей церкви служат 365 игуменов, 50 попов и 30 дьяконов, и все обедают со мною. А стольничают у меня и чаши подают 14 царей, 40 королей и 300 бояр. А поварней моей ведают два царя и два короля, помимо бояр и слуг. Одни цари и короли, побыв, прочь едут, а иные приезжают. А еще у меня лежат мощи апостола Фомы.

Есть у меня земля, а в ней люди, у которых, очи во лбу. Есть у меня палата золотая, а в ней — правдивое зеркало; оно стоит на 4-рех золотых столбах. Кто смотрит в зеркало, тот видит свои грехи, какие сотворил с юности своей. Вблизи того зеркала есть другое, стеклянное. Если мыслит кто-нибудь зло на своего господина, то лицо его в том зеркале выглядит бледным, как будто мертвым. А кто хорошо думает о господине своем, то лицо его в зеркале сияет, как солнце. А во дворце моем 150 церквей; одни сотворены богом, а другие человеческими руками.




Tags: религия, юмор
Subscribe

  • Бриллиантовая бабушка

    Однажды "Фонтанка.ру" и другие питерские газеты опубликовали ехидные заметки о том, что, дескать, в полицию обратилась полоумная старушка…

  • Либихи - династия петербургских врачей

    Либихи - династия петербургских врачей Р. Ф. Либих Во времена Петра I в России начали бурно развиваться наука и экономика. В молодую столицу…

  • Gisaengchung. Members only

    Перефразируя классика: Все буржуазные семьи похожи друг на друга, каждая выживающая семья выживает по-своему. Все смешалось в доме... Для тех,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments