kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Мифы о буддизме. Миф второй: желание.

Есть такая штука в буддизме - запрет на болтовню об Учении. Любого прозелита любой религии со страшной силой прет и тащит от первых «откровений» и «просветлений», когда какие-то створки в сознании приоткрываются, «точки сборки» сдвигаются и крыша едет от эндорфинов. Каждому, кто стал адептом какой-то религии в сознательном возрасте, это состояние радости знакомо. Длится оно (по моим наблюдениям) года два.
И вот в этом измененном состоянии сознания, человеку ужасно свербит всем этим поделиться с миром (как-будто мир не в курсе:)). В принципе, новоиспеченным врачам и педагогам это тоже свойственно, не говоря уже о психологах. И никто не запрещает нести восторженную чушь. Кроме буддизма.
Потому, что лучше не сказать ни слова, чем исказить хоть слово в Учении.
Поэтому не о буддизме, а об ошибочной трактовке одного важного буддийского принципа, о котором понаслышке знают все, а понимают, как бог на душу положит. Речь об отказе от желаний.

Я не буду брать на себя ответственность за искажение Учения и потому не слова не скажу о том, «как правильно». Не буду заниматься и разъяснением буддийских терминов.
Только об ошибках восприятия темы и вне собственно буддийского контекста.
Не надо быть буддистом, чтобы понять, что желание - это страдание.
 
Я встречаюсь в Сети с массой чепухи на эту тему. Вот например.
«...буддистам жизнь человека представляется каким-то бегом по заколдованному кругу желаний. Но ведь именно это и есть жизнь. А добровольный отказ от желаний - добровольный отказ от жизни. Или по-другому - добровольная управляемая смерть.»
«буддийская аскетика направлена на ликвидацию каких-либо чувств...»

Отказ от желаний чаще всего путают с аскезой, христианским «умерщвлением плоти», ошибочно полагают, что идеал буддизма - бесчувственность, и вообще, очень быстро область желаний расширяется в уме западного человека до всей области чувств.
Не имея в языке адекватных слов для перевода буддийских терминов, легко впасть в искушение подмены понятий.
В буддизме нет аскезы, как нет и умерщвления плоти. Тот, кто вкратце знаком с историей Будды Гаутамы, в курсе, что Будда был некоторое время аскетом и отказался от этого пути, выведя в итоге Серединный Путь, который призывает ни в чем не доходить до крайностей и абсурда, назовем его Золотой Серединой.

Что же такое желание?*

С какой позиции не рассуждай, человек существует в теле, в физической оболочке. А у тела есть насущные потребности.
Пути, ведущие к поддержанию тела в достойном состоянии будут благими, а ведущие к уничтожению этого тела - абсурдными.
Это сразу выделяет для нас две группы желаний: естественных базовых потребностей, удовлетворение которых необходимо, чтобы не прекратилась жизнь и разрушительных желаний, которые и в других религиях не одобряются - наркомания, алкоголизм, обжорство, разврат, лень, а также любые виды фанатизма, включая аскезу.
Второй вид, свойственный только человеку, не стоит рассматривать, как биологические потребности.
А первую группу желаний буддизм не преследует, правда, ограниченно заданными рамками: необходимостью для поддержания жизни и не нанесением вреда.
Удовлетворение голода - не значит переедание и не значит гурманство, для удовлетворения голода подойдет любая простая здоровая пища, в деликатесах смысла нет. Выход за рамки принципа необходимого и достаточного будет причинением вреда телу и отклонением от Золотой Середины. Назовем это, для удобства, сверхжеланием.
Все сказанное можно отнести и к любой другой сфере. Человеку необходима одежда, но нет ни малейшей необходимости в одежде от Келвина Кляйна. Нет пользы в излишествах, нет пользы в роскоши.
А вред есть, причем, разнообразный. Излишества ведут к разрушению тела и духа примерно, как переедание, во-вторых, излишества формируют привычки, привыкания и зависимости, в-третьих, формируют ошибочное представление о нужном и не нужном - ложные ценности , тем самым искажая нашу картину мира, в-четвертых, прямо и недвусмысленно влияют на нашу жизнь, толкая нас на бессмысленные и пагубные действия. Чисто субъективно, ощутимо и явно наличие сверхжеланий имеет несколько неприятных последствий.
Из сверхжеланий рождаются вожделение, зависть, ревность, алчность, и  т.д.
Сверхжелания неисчерпаемы и неудовлетворимы, как бездонный колодец
Сверхжелания по мере удовлетворения требуют все более новых и изощренных способов удовлетворения,
-лишая нас простых радостей
-превращая в извращенцев
-вовлекая нас в гонку достижений удовлетворения
-делая рабами этой гонки
-истощая наши ресурсы
-пожирая отпущенное нам время жизни

Сверхжелания отдают нас во власть разнообразных манипуляторов, начиная от папы с мамой и недоступных возлюбленных, а заканчивая социальными институтами, которые, используя наши слабости, управляют нами.
Основной ошибкой восприятия является мираж, заставляющий нас принимать за свободу именно то, что порабощает нас.
Нам внушают, что свобода - это возможность приобретать, пользоваться, распоряжаться, владеть, достигая все новых и новых этажей обладания.
Мы обречены всю жизнь тратить на работу для достижения абсолютно не нужных нам статус символов, симулякров и химер.
Мы трудимся не для того, чтобы жить, а для того, чтобы заработать деньги и отдать их продавцам иллюзий и так бесконечно.

Желание как способ управления нами

Побочным явлением нашей вовлеченности в круговорот желаний являются политика и религия, как попытки изменить что-то, вызывающее смутное состояние неудовлетворенности, найти выход из порочного круга. И профессионалы обеих этих областей используют нашу неудовлетворенность на всю катушку, ловко манипулируя нашим сознанием.
«Желающий субъект становится основанием для авторитарного Государства, которое не только предвидит, но и регулирует субъективные отклонения» (Julia Kristeva. La révolution du langage poétique.) Государство представляет собой систему производства и удовлетворения желаний, в диалектику которых вовлекается человек, теряя при этом и свободу рефлексии, и память о своём подлинном бытии. Стимулировать и поощрять при помощи материальных благ, моральных норм, религиозных догматов оказывается гораздо правильнее с точки зрения эффективного управления, поэтому государство более охотно удовлетворяет желания человека, ставя его в зависимость, а не подавляет их. **
Ошибкой было бы думать, что в круговерть погони за призраками попадают только физические желания и вещные объекты. Одним из самых страшных последствий карусели становится диалектика субъектно-объектных отношений, в том числе и к человеку.
Во-первых. Желая, человек выступает как субъект желания, теряя самодостаточность.
Во-вторых. Когда нами управляют желания, другой человек превращается в объект - средство их удовлетворения: мы не можем любить, нас не могут любить, мы безостановочно подбиваем баланс и упрекаем друг друга, мы не можем строить полноценные и удовлетворительные  отношения.
В-третьих. Средством удовлетворения наших желаний становимся даже мы сами: мы тратим свои ресурсы - деньги, нервы, мысли и, главное, бесценное время своей недолгой жизни, на бесполезные достижения: тело без целлюлита, кожу без морщин, рельефную мускулатуру, коллекционирование любовных побед, испытанных сексуальных девиаций и нефункциональных знаний, соревнование в прочитанной беллетристике, конкуренцию...
Нам кажется, что мы сможем стать счастливыми, только получив желаемое, а получить желаемое можно только превратив себя самого в средство достижения цели. И даже то, что реальная жизнь опровергает эту схему, не смущает нас, наше замороченное сознание способно избирательно подходить к сортировке впечатлений.
Самый простой пример ошибочного рассуждения: без любви невозможно счастье - чтобы тебя любили, нужно быть красивой - чтобы быть красивой надо ходить на шейпинг, к косметологу и пластическому хирургу.
В сокращенном варианте это трансформируется в рекламный слоган «БУДЬ КРАСИВОЙ И БУДЕТ ТЕБЕ СЧАСТЬЕ».
«Будь худым и будешь успешным», «будь молодой и будешь любимой», «будь образованным и будешь обеспеченным», «соблюдай заповеди и достигнешь царствия небесного» «хорошо учись и станешь президентом», аминь.
Все манипуляторы - родители, учителя, рекламисты, продавцы, политики, священники - используют абсолютно одинаковые,  одни и те же средства пропаганды тысячелетиями. Очевидная ложность рассуждений и отсутствие значимых корреляций между «будь» и «будешь» не мешает нам обманываться, а лживость проповедников не наводит нас на размышления.

«...безмятежность - это, конечно, хорошо, но я пока не готов отказаться от своих целей...»

Важным отличием буддийского образа мысли от европейского заключается в том, что высказывания "он ни к чему не стремится" и "я ничего не хочу"  носят выраженную негативную окраску в европейском понимании.
Наша вовлеченность в погоню за призраками такова, что отсутствие стремлений считается пороком, а отсутствие желаний - тревожным признаком возможной депрессии.
Нам трудно представить, что негативным или нейтральным может быть желание получать и повышать образование, расширять эрудицию, делать карьеру, действовать и создавать плоды деятельности. Отсутствие активного хотения нас пугает своей непривычностью, мы не знаем, что с этим делать. А теоретики европейской мысли с готовностью подсказывают нам диагнозы и рецепты возвращения к активному потребительству. Почему?
Да потому, что желание субъективная характеристика мотивационного процесса, в которой ключевым переживанием субъекта выступает его целеориентированность.
Вот за навязывание нам "наших" целей и идет борьба.

Дело в том, что желание как волеизъявление представляет из себя переход от смутного ощущения неудобства к действию.

Желание или вожделение — средняя степень воли, между простым органическим хотением, с одной стороны, и обдуманным решением или выбором — с другой. В познавательной сфере желанию соответствует представление, как хотению — ощущение, а выбору — отвлеченная мысль. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона)

Вопрос места желания в психических процессах один из важных вопросов философии и психологии. Желание издавна волновало умы философов.
В узком смысле желания (стремления, влечения, хотения) выступают субъективными явлениями воли, в отличие от явлений деятельности (движений, выражений, действий, поступков), как "объективных" психических выражений субъективных внутренних процессов воли. В области воли элементарные влечения и стремления осложняются в более и более сознательные и разнообразные по своему содержанию желания и хотения, относящиеся к объектам все более и более сложным и отдаленным от данного места, времени и обстоятельств. Тот же процесс происходит в области деятельности, где элементарные движения и инстинктивные выражения переходят в сложные действия и поступки.

Желание в психологии - переживание, характеризующееся более или менее осознанным представлением о стремлении совершить какой-либо поступок (действие). Осуществление этого поступка переживается как удовлетворение Желания.
Ощущение неудовлетворенности переживается как негативное, человек стремится к избавлению от неудовлетворенности удовлетворением желания.


Наиболее распространённым является употребление слова Желание в значении эмоционально окрашенного влечения к какому-либо объекту; в этом значении схватывается связь Желания с чувствами, эмоциями, аффектами. (БСЭ)

Ощущения неудовлетворенности могут трактоваться нами не только осознанно и неосознанно, но и в зависимости от культурного контекста, психического статуса, воспитания и среды. Эмоции превращают неудовлетворенность в фантазию и то, что один формулирует для себя как «хочу есть», другой усложнит до «хочу краба по-тайски», а то, что по сути является неперсонифицированным сексуальным возбуждением может превратиться во что угодно от Романтической любви до намерения убить.
Свободны мы в переживании и интерпретации своих ощущений или нам диктуют, как именно мы должны истолковывать свои эмоции?

Этика и социальная психология рассматривают Желание прежде всего с точки зрения его обусловленности социальными нормами и ценностями — в этом смысле Желание понимается как стремление, точнее, импульс к достижению какой-либо цели, идеала, мечты. (БСЭ)

Кто и как определяет цели и идеалы? Что оказывает влияние на наши мечты? Как устроен процесс формирования наших стремлений? Кто задает импульс? Обратите внимание, что именно социальная психология и этика.
Вот что говорит Кеннет Герген: «как существа социализированные, мы обладаем многочисленными ценностями, касающимися природы социальных отношений. Социальный психолог, чьи ценности не влияют на предмет и методы его исследования или язык описания, которым он пользуется – большая редкость. Генерируя знания о социальном взаимодействии, мы также сообщаем другим о своих личных ценностях. Тот, кто пользуется нашими знаниями, таким образом, получает двойственное послание: послание, которое бесстрастно описывает то, что есть, и послание, которое незаметно предписывает то, как оно должно быть.»
А этика прямо занимается тем, что нам следует думать, хотеть и к чем стремиться.

Цели нам обозначили, список «общечеловеческих ценностей» составили, поправку на религию сделали, импульс к стремлению придали, а мечты...
Наберите в Google «желание+психология» и увидите, о чем думают люди.
Судя по моде на виш-листы и «технологии исполнения желаний» объяснять что-то об отказе от желаний бессмысленно. Как обычно, свобода является не более, чем лозунгом, а люди, как и тысячи лет назад, мечтает о волшебной палочке.
Почему же нам так важно удовлетворение желаний?
Да потому, что неудовлетворенное желание мучительно. Мы хотим как можно скорее избавиться от неудовлетворенности. А значит, усиление и усложнение желаний ведет лишь к увеличению страдания.

Само по себе Желание есть страдательное состояние души (связывающее область воли с областью душевных чувств или волнений); но психический субъект (нормальный) может относиться к этим своим состояниям деятельно, усиливая или ослабляя их напряженность. (Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона)

Легко впасть в заблуждение и принять буддизм за путь запретов и ограничений. Запреты, табу и ограничения не приводят к освобождению.
Отказ от желаний устраняет причину страдания. Отказ от желаемого только усугубляет его.




* Многозначность этого слова в русском языке и наполненность его разнообразными коннотациями и нюансами:
желание
I ср.
Внутреннее влечение, стремление к осуществлению чего-либо или к обладанию чем-либо.
II ср.
Сильное любовное чувство с преобладанием чувственного, физического влечения; страсть.
Синонимы:
Желание как сильное ощущение неудовлетворенности: зуд, позыв, свербеж, вожделение, жажда, аппетит, охота, страсть, чес
Желание в сексуальном контексте: половое возбуждение, страсть, похоть, либидо, влечение, вожделение
Желание как волеизъявление: воля, готовность, стремление, произволение, изволение, намерение, побуждение, прихоть, добрая воля, решимость
Желание как мысленный образ: прихоть, влечение, задумка, хотение, мечта, охота, возбуждение
Желание как обращение: пожелание, просьба, прихоть

** http://anthropology.ru/ru/texts/olshansky/marx.html

Tags: буддизм, размышления, стереотипы
Subscribe

  • Изрекая сентенции

    Сентенция - беспомощная попытка донести до слушателя мысль, являющуюся неусваиваемым трюизмом. Таковы сказки, притчи, пословицы и наивное кино. Всем…

  • Чертова кукла... (с)

    Если ты рассчитываешь, что ради твоей персоны отец Онуфрий, проживший 25 лет в горе и радости с матерью его шестерых детей, бросит ее... будь готова…

  • Мария К. и другие

    «Охотясь» на самца следует трезво взвешивать, что ты можешь ему предложить, помимо сногсшибательной п… и разработанной……

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Изрекая сентенции

    Сентенция - беспомощная попытка донести до слушателя мысль, являющуюся неусваиваемым трюизмом. Таковы сказки, притчи, пословицы и наивное кино. Всем…

  • Чертова кукла... (с)

    Если ты рассчитываешь, что ради твоей персоны отец Онуфрий, проживший 25 лет в горе и радости с матерью его шестерых детей, бросит ее... будь готова…

  • Мария К. и другие

    «Охотясь» на самца следует трезво взвешивать, что ты можешь ему предложить, помимо сногсшибательной п… и разработанной……