?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 April 2010 @ 08:28 pm
Жуковский, Соловьев, Брюсов  


В.А. Жуковский 

                              БИБЛИЯ

Кто сердца не питал, кто не был восхищен

Сей книгой, от небес евреем вдохновенной!

Ее божественным огнем воспламенен,

Полночный наш Давид на лире обновленной

Пророческую песнь псалтыри пробуждал, -

И север дивному певцу рукоплескал.

Сыны Израиля в гонении, в цепях Скорбят...

Но небеса склонились к их печали:

Кто ты, спокойное дитя средь шумных волн?

Он, он, евреев шит, их плена разрушитель!

Спеши, о дочь царей, спасай чудесный челн;

Да не дерзнет к нему приблизиться губитель -

В сей колыбели скрыт Израиля предел.

Раздвинься, море... пой, Израиль, искупленье!

Синай, не ты ли день завета в страхе зрел?

Не на твою ль главу, дрожащую в смятенье,

Гремящим облаком Господь низлетел?

Ты, плакавший в плену, на вражеских брегах,

Иуда, ободрись; восходит день спасенья!

Смотри: сия рука, разитель преступленья,

Тирану пишет казнь, другим тиранам в страх.

Сион, восторжествуй свиданье с племенами;

Се Эздра, Маккавей с могучими сынами...

1814






В.С.Соловьев


НЕОПАЛИМАЯ КУПИНА


Я раб греха. Во гневе яром

Я египтянина убил,

Но устрашен своим ударом,

За братьев я не отомстил.

И трепеща неравной брани,

Бежал, неведомо куда,

И вот в пустынном Мидиане

Коснею долгие года.

В трудах бесславных, в сонной лени,

Как сын пустыни я живу

И к Мидианке на колени

Склоняю праздную главу.

И реже все и все туманней,

Встают еще перед умом

Картины молодости ранней

В моем отечестве чужом.

И смутно видятся чертоги,

Где солнца жрец меня учил,

И размалеванные боги

И голубой златистый Нил.

И слышу глухо стоны братии,

Насмешки гордых палачей

И ропот сдавленных проклятий,

И крики брошенных детей...

Я раб греха. Но силой новой

Вчера весь дух во мне взыграл,

А предо мною куст терновый

Огнем горел и не сгорал.

И слышал я: "Народ Мой ныне

Как терн для вражеских очей,

Но не сгореть его святыне:

Я клялся Вечностью Моей.

Трепещут боги Мицраима,

Как туча, слава их пройдет,

И купиной неопалимой Израиль в мире расцветет".

1891







Валерий Брюсов


МОИСЕЙ


Пророк, чей грозный нимб ваятель

Рогами поднял над челом,

Вождь, полубог, законодатель,

Все страшно в облике твоем!

Твоя судьба - чудес сплетенье,

Душа - противоречий клуб.

Ты щедро расточал веленья,

Ты был в признаньях тайных скуп.

Жрецами вражьими воспитан,

Последней тайне приобщен,

И мудростью веков напитан, -

Ты смел смотреть во глубь времен.

Беглец гонимый, сын рабыни,

Чужих, безвестных стад пастух,

Ты с Богом говорил в пустыне,

Как сын с отцом, как с духом дух.

Ты замысл, гордо-необычный,

Как новый мир, таил в себе,

И ты, пришлец косноязычный,

Царю пророчил о судьбе.

Пастух, - ты требовал народа,

Раб, - совершал ты чудеса.

Тебе содействуя, природа

Тьмой облекала небеса.

Вчера преступник, ныне принят

Как вождь, ты был гордыни полн:

Ты знал, что жезл взнесешь, и сгинет

Погоня меж взметенных волн...

Но что ж, несытый, ты замыслил?

Тысячелетий длинный строй

Ты взмерил, взвесил и исчислил,

Как свой удел, как жребий свой.

Народ пастуший и бездомный,

Толпу, бродящую в песках,

На подвиг страшный и огромный

Ты дерзостно обрек в веках.

Сказал: 'Ты сломишь все препоны!

Весь этот мир, он - мой, он наш!

Я дам тебе мои законы, -

Ты их вселенной передашь!

Что может мира жалкий житель?

И что могу - я, человек?

Ты будь моей мечты хранитель,

Теперь, потом, в веках, во век!"

Назначив цель, ты год за годом,

Водил в пустыне племена,

Боролся со своим народом,

Крепил умы и рамена;

Великий, строгий, непонятный,

Учил мятущихся детей,

Готовил их на подвиг ратный,

Воспитывал ловцов людей.

И день настал. В дали туманной,

Ты, с Нево, взорами обвел

Далекий край обетованный,

Поник челом и отошел.

Твой лик, спокойно помертвелой,

Взирал на ближний Галаад,

Но знал ты, что во все пределы

Твои глаголы долетят.

Какие б племена ни встали,

Какие б ни пришли века,

Им всем вручит твои скрижали

Твоих наместников рука!

Как древле, грозный и безмерный,

Над буйным миром ты стоишь,

И свой народ, поныне верный,

Ведешь державно и хранишь.

1909