kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Чем отличается зависимость от любви?



Раз уж мы разобрались с тем, какие химические процессы делают нас «рабами любви», осталось разобраться с тем, к чему это приводит и откуда что берется. Человек - система сложноорганизованная. Помните, что внушение может вызвать настоящий ожог от прикосноваия предмета комнатной температуры? А что некоторых плацебо лечат не хуже лекарств? Для нас это значит, что поняв психологические аспекты дофаминовой жажды, мы можем попытаться влиять на химические процессы психологически. Оставив психиатрию психиатрам, поговорим о болезненной «любви» у психически здоровых людей. Сначала я очерчу признаки зависимости, а потом поговорим о первопричинах.

Важно понять, чем любовь отличается от мании и во что мания превращает нас.
Эта тема начата еще древними греками. Можно назвать это манией, можно - патологической зависимостью, невротической привязанностью, безумной страстью или душевной болезнью, хоть горшком - это не любовь. Мы считаем ее любовью, ее воспели поэты и увековечили прозаики, ее романтизировали до нериличия, но от этого ее болезненность никак не изменилась. Есть существенные отличия, позволяющие отделить зерна от плевел. Зачем? Ну, например, чтобы не терять времени на ерунду, не попадать в рабство или не потерять хорошего человека, оттолкнув его своим безумием: здоровым людям отнюдь не льстит, когда по ним «сходят с ума».
  • Любовь не мучает. Любовь переживается как теплое радостное чувство, направленное на благо любимого и на радость от общения с ним. Зависимость - это тяжкое состояние с «маятником» настроения, фобическим страхом потери, физической болью разлуки и маниакальными подъемами настроения, экстазом близости и прочими экзальтациями. Любовь не вызывает «ломки» при расставании, не переживается драматически, не сопровождается страхом.
  • Любовь не дурманит. Дурман влюбленности - измененное состояние сознания. Если вы чувствуете, что ваша воля парализована, мышление слишком образно, настроение аффектировано - это не любовь. Не возможно любить того, кто не соответствует твоей системе ценностей, например убийцу « - Я убивал людей! - Это не важно!» Раз «не важно» - значит это болезнь.
  • Преступления и любые другие странные поступки, которые никто не совершил бы в здравом уме, ясно указывают на нездоровье. Ждать на скамейке ночь напролет, караулить у подъезда, писать десяток эсэмэсок в день, дарить миллион роз - не любовь, а болезнь. Хосе не любит Кармен, он болен. Помните, чем все закончилось?
  • Любовь не слепа, слепа зависимость. Вы знаете, что изображение объектов, попадает на сетчатку глаза перевернутым? А наш мозг, сообразуясь с притяжением Земли и прочими факторами «переворачивает» его. Экспериментируя с оптическим прибором, вновь переворачивающим картинку, ученые выяснили одну интересную вещь: очки-перевертыши «не работают» с влюбленными, когда им показывают возлюбленного. И знаете, почему? Они его не видят! Влюбленный видит не возлюбленного, а образ, мираж, плод воспаленного воображения. Именно поэтому, когда мы влюблены наш избранник становится невообразимо красивым, ароматным, умным и уникальным. Так вот, это - не любовь. Толстой прекрасно описал ослепление Наташи во внезапном дурмане страсти к Анатолю Курагину.
  • Зависимость переживается не как отношение к личности, а именно как чувство, т.е. разнообразные странные ощущения, состояния, эмоции. Личности в ней не место, причем ни одной, ни второй. Зависимость - желание «слиться воедино», «раствориться друг в друге» - по сути, это стремление к смерти. Чем, не редко, это и кончается в духе «так не доставайся же ты никому!» или «в моей смерти прошу винить...» Каренина не любила Вронского и кончилось все вполне логично.
  • Любовь соединяет равных, "...меж неравных не уживается любовь!" Мания делает одного человека рабом другого (на самом деле, рабом своей наркомании), один служит - другой принимает, один любит - другой позволяет себя любить. А если нашего служения не принимают, мы считаем это отвержением.
  • «На тебе сошелся клином белый свет» - не любовь. «Я не могу без него», «мне без нее не жить» - практически вся любовная лирика, все песни, романсы, литература посвящены исключительно патологической привязанности. На фоне этих «мексиканских страстей» нормальные человеческие отношения выглядят даже как-то скучно.
  • Любовь деятельна, активна и альтруистична. В отличие от пассивной, парализующей мании, томной и эгоцентричной, сосредоточенной на «бабочках в животе», «головокружении», эйфории и необходимости извлекать из близости все большие дозы кайфа.
  • Любовь конструктивна, мания деструктивна. Любовь помогает жить, придает силы, позволяет творить, быть эффективным. Мания разрушает, лишает сил, вдохновения. Любовь - творческая, созидательная сила. Мания - разрушительная, обезоруживающая слабость. "Он - моя слабость..."- слышали? Это не любовь.
  • Любовь всегда "находится" внутри нас, это наше собственное чувство, нами взращенное. Мания всегда приписывается объекту, нам кажется, что интенсивность чувств зависит от него, что мы "любим" так сильно или так нежно в зависимости от каких-то внешних причин. Что наша "любовь" такова потому, что он обладает чем-то удивительным, что сама любовь - не наше добровольное проявление, а какая-то внешняя сила, "богом данная" , "охватившая" нас, "снизошедшая", "вспыхнувшая". Мы отделяем "любовь" от своей персоны и объективируем ее, словно она может существовать предметно.
  • Если "сосчитать" любовь -  вы всегда в выигрыше, мания - всегда заведомо не выгодна: за краткий миг эйфории мы платим часами и днями тоски.
  • Любовь не нуждается в "ответе", не поддается на шантаж, никому не стремится доказать свое существование. Мания жаждет быть "разделенной", мания боится потери и готова на все, мания рада доказывать и сама рвется на подвиги во имя возлюбленного. 
  • Если вам с кем-то «не расстаться», «не оторваться» - это она, невротическая привязанность.

Я не могу уйти, любимый.

И я. Скалой неколебимой 

Я словно врос в морскую глaдь. 

О, я хочу тебя обнять! 

Сгореть в любви неодолимой!
(Лопе де Вега)

Мне нравится слово «привязанность», т.к. человек действительно чувствует себя привязанным к объекту страсти. Эта привязанность - один из самых сильных буддийских «аффектов»(клешей), привязывающих нас к сансаре - земной юдоли, не преодолев ее, нам не достичь просветления.

Но и название «патологическая зависимость» мне нравится. Мы все так или иначе зависим друг от друга, только обычно можем осуществить свободный выбор. В случае патологической «любви» - нет. Любовь не отменяет свободы воли. Зависимость - ставит наше настроение, а иногда и существование в зависимость от наличия или отсутствия объекта, любит-не любит, плюнет-поцелует... Это рабство, добровольное рабство, чаще всего не нужное нашему возлюбленному, если он порядочный человек, но охотно принимаемое авантюристами и комплиментарными невротиками.

Иногда меня спрашивают: «И что в  плохого в мании?»
Я отвечу. Прежде всего, вы рискуете в романтическом угаре проглядеть настоящую любовь. Потому что и прекрасный человек, не только негодяй может стать объектом вашего безумия. Но в безумии трудно строить нормальные отношения. Или вы отпугнете человека сумасшествием, или сами все испортите своей ревностью, подозрительностью, страхом.



Так случается, что нормальная любовь сопровождается патологической. Лучше отдавать себе в этом отчет.
Как, впрочем, и в том, что любви нет, когда ее нет. Это возможно. Все-равно уголком сознания мы понимаем, что бредим, но закрываем глаза... Это «закрываем глаза» - очень показательно: т.е. мы могли бы видеть, если бы не закрывали глаз, но мы закрываем, чтобы не портить себя удовольствие. Но раз уж мы все же можем... Давайте циничненько будем «любить» самозабвенно, но при этом не делать глупостей. Давайте, когда нет сил остановиться, позволять себе наслаждаться наркотиком, но хотя бы не портить себе и другим жизнь, не разрушать семьи, не калечить детские судьбы, не портить карьеру и жизнь.

«Так что же такое любовь?» спросила меня клиентка, запутавшаяся в длительной мучительной зависимости. Мне представляется важным это понимание. Во-первых, потому что не прекращаются веками споры и пишутся стихи. Во-вторых, потому, что путаница в понятиях приводит к жизненной неразберихе. А я люблю порядок. Поэтому, на мой взгляд, первое, что стоит сделать, это очистить представление от шелухи.
Шелуха - это то, что сопровождает любовь, не являясь ни ее составными частями, ни непременными сопутствующими обстоятельствами.

Есть такое понятие - сложное чувство, оно же высшее чувство. Ах, великий и могучий... Сложное не потому, что трудное, а потому, что сложенное. Сложное как многокомпонентное, сложенное из множества частей. Любовь - одно из таких чувств.
Кроме того, любовь - это деятельность, набор действий и взаимодействий. Будучи сложным чувством, любовь может быть и состоянием, и образом жизни.

Помимо многокомпонентности, процесс любви всегда сопровождается сопутствующими процессами, которые, в силу их частотности, ошибочно считают признаками любви. Ревность, к примеру.
Споры и разночтения вокруг предмета возникают из-за того, что все мы формируем индивидуальный образ любви, исходя из собственного детского опыта и детских же впечатлений. То есть: нас любили, мы любили, мы видели любовь. Это та модель, по которой человек строит свои представления, те чувства и действия, с которыми он «сверяет» свои переживания и отношения. Если в детстве нас били, приговаривая, что это все из любви, нетрудно представить, что мы будем делать с объектом своей «любви». Я намеренно написала «объект», поскольку о партнерстве тут говорить не приходится. Мы можем копировать модель, воспроизводить до мелочей или творчески перерабатывать, можем даже действовать строго наоборот. Но действовать по несуществующей модели мы не можем. Нет образа действия - нет действия. Нет опыта чувства - нет возможности его пережить, осознать, обозначить
.
В дальнейшем, на первичным образ накладываются литературные штампы (теперь еще и киношные)
В некоторых, не слишком частых случаях в наших широтах, картина дополняется религиозным или научным содержание, в зависимости от выбранного чтения.
Собственный опыт учит нас быть эффективными, но ничуть не приближает к пониманию и осознанию процессов, происходящих в нас и с нами.

Теперь вы можете себе представить из чего складывается индивидуальная картина любви.
1.Личный опыт детства
2.Пример близких
3.Литература (театр и кино)
4.Религия, традиция
5.Наука
На эту канву постепенно, стежок за стежком, ложится рисунок того, что мы называем собственным опытом.

Что такое НЕлюбовь?
Если тебе больно - это не любовь.
Если ты такой хороший-хороший, и любишь самозабвенно, а возлюбленный делает тебе больно - это не любовь, это твои симптомы болят, ударяясь об реальность.
Если твой возлюбленный занят своими делами, а тебе больно от разлуки - это не любовь, это невротическая привязанность.
Если доставлять любимому удовольствие для тебя не удовольствие, а обязанность - это не любовь, это объектные отношения.
Если вы чувствуете разочарование, обманутость в ожиданиях, крушение иллюзий - не любовь.



Что такое любовь?
Любить - делать человеку хорошо.
Если любимому плохо - мне не хорошо.
Я не хочу, чтобы мой любимый страдал, даже если из-за меня. Я не хочу, чтобы его мучала ревность или тоска, пусть даже и по мне. Я не желаю ему зла, даже самого малого. Я не хочу жертв ради меня. И не требую доказательств. Я готова делать любимому хорошо совершенно бескорыстно...
И тут меня обычно спрашивают, «не рабство ли это?»

Отличие от рабского служения? 
С точки зрения чувств простое: любя, делать хорошо - приятно.
С точки зрения цели, цель раба - избежать наказания. (Причем, отступая несколько в сторону, у человеческой психики множество защит и, хотя бы для того, чтобы не сойти с ума, раб через достаточное количество времени начинает любить господина или свою работу.) Даже становясь добровольными рабами, мы "служим", лишь бы не страдать - служение приносит облегчение.
С точки зрения мотивации: раба нужно стимулировать, любящий же сам стремится к причинению удовольствия любимому.




Невротическая привязанность может сопутствовать любви, но она не является любовью.
Любовь не обязана быть непрерывной, чувства вообще дискретны. Поэтому, говоря «это не любовь», я имею в виду конкретный момент. Вполне возможно, дурман рассеется, и вы сможете полюбить любимого нормальной любовью. А может, и нет.



Отличие от невротических действий?
Отличие в цели. Цель любви - делать хорошо.
Цели невротических действий - избавиться от тревоги, или от чувства вины, или страха, или заслужить любовь, не быть отвергнутым, получить свою порцию ласки, или оправдать чьи-то ожидания, «быть хорошим».

Отличия от доброго отношения, сострадания совсем незначительные, но они есть. По доброму, я делаю кому-то хорошо, если попросят и вовсе к этому не стремлюсь. Любя - стремлюсь делать добро. И далее снова вопрос о цели. Сострадать - в европейской культуре - пассивное состояние, любить - активное.




Продолжение Почему зависимость - не любовь


Начало:Любовь как сверхценная идея, Любовь и дофамин, Любовь и эндорфины, Дофаминовая зависимость, Любовь минус серотонин, Дефицит любви в организме, Где "достать" серотонин с дофамином?, Серотониновый режим и антилюбовная гигиена


Если мой стиль изложения для кого-то неудобен или плохо укладывается, погуглите "любовная зависимость", или посмотрите в ЖЖ других авторов. Не углубляясь в поиски, буквально на первых страницах поиска я нашла для вас это:
 
http://vstremlennost.livejournal.com/1422.html

http://www.kp.ru/daily/24167/379454/

http://www.psyput.ru/index.php?id=75
http://cherniiangel.livejournal.com/379396.html


Tags: любовь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →