?

Log in

No account? Create an account
 
 
07 May 2010 @ 04:58 am
Прикладная малакология.  
Есть в мире существа такие прекрасные, что счастье для меня - увидеть их во сне...



«Моллюски - целомические животные со спиральным дроблением. На сегодняшний день в составе типа Mollusca насчитывают более 150000 видов, в России — 2863 вида. Моллюски освоили практически все среды обитания: морские и пресноводные водоемы, сушу. В основном это свободноживущие организмы, но также в их составе есть некоторое количество паразитических форм.»



Моллюски не в состоянии заглянуть за угол. В самом что ни на есть Наутилусовском смысле. От этого между моллюсками случаются непонимания. Моллюсков непонимания не волнуют, потому что моллюск уверен, что он прав. Там, где человек понимает, что возможны как минимум две равные точки зрения, для молюска одна верная, а другая - ошибочная. О существовании третьей он не догадывается.
Вот вам человеческий пример моллюсковых рассуждений: все «мировое сообщество», критикует действия гондурасских властей, т.к. озабочено судьбой гондурасского народа, а гондурасские власти пекутся только о том, чтобы набить карманы...»



Моллюск искренне верит в эту модную идею и считает, что его оппоненты - это те «жертвы пропаганды», кто считает, что: «гондурасские власти действуют в интересах гондурасского народа, а «мировая закулиса» только и думает, как подгадить Гондурасу...» И без конца : «Ты жертва пропаганды!», «Нет, это ты - жертва пропаганды...» Между тем, существует еще и третья позиция: «любая из стран мира заботится прежде всего о своих интересах, а лозунги о равенстве, братстве, демократии и свободе, чаще всего являются не более, чем ширмой для истинных намерений и интересов той или иной державы; и это верно как для Гондураса, так и для Британии, США, Ботсваны или Эстонии.» А первые две точки зрения - просто зеркальные отражения одной и той же моллюсковой позиции. Любой, кто моллюску возражает, автоматически отправляется моллюском в ячейку «воображаемый идеологический противник», без малейших попыток понять точку зрения оппонента.



При этом, существует разновидность моллюска, который услышал, что мнений может быть несколько и с тех пор считает, что их бесконечное множество, что на любой предмет могут быть разные точки зрения и заявляет с апломбом, что «в мире нет абсолюта», в то время, как разговор идет о том круглая Земля или плоская. Он с гордостью вам сообщит, что допускает существование иных точек зрения на значение числа «пи» и образование условного рефлекса. Несогласие с таблицей Менделеева для моллюска - вопрос демократии и плюрализма мнений. Он настолько ценит свое право на несогласие с официальной доктриной, что готов поставить под сомнение количество своих ног. Моллюск не может осознать особенности рассуждений в рамках, скажем, правового поля и математического.



Моллюск не в состоянии разделить сферу веры и сферу факта. Для него существование Бога или экстрасенсов - факт или не факт. Например, так: «экстрасенсорика - научно доказанный факт», «научно доказано, что пирамиды построили голожаберные или лопатоногие моллюски, но точно не люди». Стоит вам не согласиться, и он будет с вами спорить. Даже, если вы попытаетесь увильнуть от спора, станете говорить ему, что кто во что верит - дело каждого, он будет настаивать на том, что это не вопрос веры, а факты, факты, факты! Кстати, опровергающие факты он не примет во внимание, обвинив «официальную(!) науку» в косности и злонамеренном сокрытии истины. А если вы уйдете, моллюск будет спорить со своим отражением в воде.



Самое печальное, что моллюск не признает доказательств. Никаких. Доказательство теоремы не убеждает его и он глубокомысленно замечает: «Всякое бывает, я могу допустить и другой вариант...».



Моллюск на полном серьезе уверен, что решая задачу неправильным способом можно придти к правильному решению. Не случайному совпадению результата частной задачи, а к решению в общем виде. Можно сутками объяснять ему, что подобным образом нельзя решить задачу, что со времен древних греков толпы моллюсков уже пробовали, моллюск, спокойно покачиваясь в волнах, скажет: «я доверяю только себе, поэтому, я все же попробую» И ведь попробует! И будет пробовать долго и упорно, иногда годы... Пока его не разнесет приливом о камни.



Упорство и надежда на «а вдруг...» - неизменные спутники моллюска.
Есть такая байка о крысе и студенте.
Проводился эксперимент, в котором крысы и студенты должны были найти за время N путь в лабиринте к вознаграждению. Экспериментаторы ежедневно клали крысе - корм, студенту - деньги. Потом вознаграждение класть перестали. Не обнаружив пару раз лакомого кусочка, крыса перестала заходить в лабиринт, а студент, говорят, ходит до сих пор...



Для моллюска первостепенной является задача найти «ошибку» в рассуждениях, недостаток в человеке или системе, найти, к чему придраться: для моллюска возразить - важнее, чем понять.
Как только моллюску нужно найти ошибку в чьих-то рассуждениях, он сразу старается выбрать контекст такой ширины, чтобы рассуждение в него не помещалось или выходило за рамки контекста. Например, когда психолог говорит о необходимости избавления от интроектов, долженствований, императивов, моллюск возражает: так недалеко и до греха, аморальности и уголовщины - т.е. берет заведомо более широкий контекст.



Упорство моллюска - статья особая. Моллюски чрезвычайно упорны. Особенно в том, что может испортить им жизнь. Слышали фразу «с упорством моллюска»?
Это примерно, как если бы вместо того, чтобы расторгнуть брак с раздражающим мужем, женщина пыталась его «переделать под себя», как если бы в семье пытались достичь гармонии манипулятивными методами, как если бы ребенка лупили, чтобы «сделать человеком». Лучше всего иллюстрирует такого рода моллюсковость притча о дохлой лошади.



Моллюск чрезвычайно любит рассуждать о том, специалистом в чем не является. Поэтому моллюсков традиционно относятся к првичноротым животным. Спектр тем моллюска разнообразен: это и археология, и госстандарты, и санэпидрежим, и лингвистика. Вот типичные моллюскские построения: «в Гондурасе правого суда нет и быть не может потому, что все судьи продажны и подконтрольны власти, а не закону; результаты торгов, аукционов и тендеров в Гондурасе решены заранее; чиновники в Гондурасе все сплошь взяточники, ничего не делают бескорыстно и по закону, не подмажешь - не поедешь.» На три эти темы можно было бы послушать мнение адвокатов-международников, специалистов по подготовке документов к торгам и тех, в чью работу входит регулярное общение с большим количеством чиновников. Но нет, свои суждения по этим вопросам выносят, главным образом, именно моллюски, к обсуждаемым областям имеющие чисто умозрительное отношение, в лучшем случае, бытовое. Характерной для моллюска фразой будет примерно такая: «Я не понимаю, зачем врачи лечат отеки беременных, но думаю напрасно, ведь раз отеки случаются, значит это кому-нибудь нужно...» Так и подмывает ответить «не знаешь - так спроси или почитай». Но моллюск продолжает: «Моя версия такова: отеки нужны, чтобы накопить воду, как верблюду, в качестве профилактики обезвоживания в родах в условиях Тихого океана...» «Я не знаю..., но думаю...» - тоже очень показательная конструкция.



а²+b²=c² говорят моллюску. «И кто это сказал?» - иронически кривит створки моллюск. Пифагор - отвечают ему. «Ну и почему я должен ему верить? Он мне кто? Господь Нептун, что ли?» или более изощренно «Ой, Пифагор! Подумаешь! А геометрия Лобачевского ваще другая.»
Моллюск гордится тем, что не признает авторитетов. Он всегда готов упрекнуть вас в «ссылке на авторитеты» как недопустимом приеме: «А чего ты мне Пифагора тычешь, без Пифагора спорить не получается?»



С другой стороны, когда разговор касается сферы верований моллюска, не важно, в Бога-Нептуна или в «кальмаро-хитонские веды», моллюск с энтузиазмом использует ссылки на Соленогастра Блаженного, евангелистов и прочих Триблидиевых: авторитет тех, кто приглянулся моллюску, безусловен и неприкосновенен.
При тотальном недоверии к чужим(!) авторитетам моллюск удивительно доверчив. История, полная несуразиц и абсолютно невозможных эпизодов не настораживает моллюска... если соответствует некой его глобальной концепции. Вот к примеру. Каракатица рассказала Моллюску, что ей рассказала Тридакна, которая заслуживает абсолютного доверия, что ей рассказала Устрица... что она видела, как Мидия, потеряв всякий стыд, летала, словно птица...



Не взирая на то, что вся история - абсурд, как минимум два моллюска поверили в этот бред. Почему?
Глобальная их концепция, соответственно, гласит, что в наше время в Тихом Океане возможен любой беспредел и полная безнаказанность. Поскольку история подтверждает концепцию, она принимается не только без доказательств, но и без попыток порассуждать. А вот если некая вполне себе реалистичная теория не уложится в концепцию - можно вызвать всю Глубоководную Академию Наук и Нобелевский комитет впридачу - бесполезно: моллюск заявит, что академики ГАН - агенты КГБ, а Нобелевский комитет - жертва пропаганды.



Отдельным недавно сформировавшимся штаммом моллюсков являются «википедики». Это моллюски, имеющие представление о мировом океане википедического качества и достоверности аналогичной. Если они ничего не слышали до сих пор о предмете разговора, они быстренько «гуглят» или обращаются к Вики, и вот - они уже знают не меньше доктора океанических наук. Широта эрудиции этого вида сравнима только с ее же глубиной.



Сказ не о том, что моллюск не знает. Сказ не о том, что моллюск не понимает. Моллюск не может понять потому, что знать не хочет.



Фантастический моллюск - делает умозаключения на основании собственных фантазий.



А другие виды моллюсков, вы и сами знаете.



 
 
 
taidulataidula on May 7th, 2010 08:36 am (UTC)
красота!!! ( и фото, и текст) У меня есть парочка знакомых моллюсков)) ( и по-моему, даже я иногда в чем-то моллюск, о ужас!((( Какая деградация)
kotomyshkotomysh on May 7th, 2010 12:39 pm (UTC)
Ну, почему же:) Все мы моллюски время от времени, потому и такие разные и красивые:))