kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Освобождение из Рабства. Сверхценная идея как Любовь.

 

 

Сверхценная идея как Любовь.

К чему приводит Любовь как сверхценность? Любовь без библейского контекста, не любовь-добродетель, не любовь-действие, а Романтическая Любовь? Наиболее ярко психиатрическая компонента такой “любви” проявляется при невозможности ее осуществления, а попросту, отказе. Фрустрация, разочарование, абстинентный синдром, заведомо бесплодное влечение, бесполезная привязанность, навязчивые мысли и ни с чем не сравнимая значимость - вот неполный перечень симптомов, которым мы обязаны появлением песен, поэм и романов. Но то, что так болезненно кончается, начинается ничуть не более здорово. Чтобы страдать от последствий отравления, надо сначала принять яд.

 

Я, кажется, уже писала, что по мнению ряда ученых Любовь можно сравнить с обсессивно-компульсивным (букв. одержимости-навязчивости) расстройством, а по старинке говоря, - с неврозом навязчивых состояний. Не стоит спорить со мной, если у вас все хорошо, поспорьте с теми, кого бросили.

Этому состоянию присущи навязчивые, мешающие или пугающие мысли (навязчивые идеи). В нашем случае это: неотступные мысли о возлюбленном, воображаемые диалоги и ласки, сексуальное возбуждение в отрыве от партнера, тревога за ваше будущее и кошмары ревности и подозрений. Влюбленный упорно пытается избавиться от вызванной мыслями тревоги (он меня любит? он мне не изменяет?) с помощью навязчивых и утомительных ритуалов ( ты меня любишь? ты меня не оставишь?). Примерно так. Ритуалы могут быть очень разными, это тема для отдельного рассмотрения.

 

Мало того, с точки зрения психического здоровья, Любовь сходна со сверхценностью или сверхценной идеей.

Этим термином называют гипертрофированные, несоразмерно преобладающие в сознании над всеми остальными суждения, сопровождающиеся неадекватно высоким эмоциональным напряжением, не соответствующим реальным обстоятельствам. Сверхценности всегда чрезмерно аффектированы и переживаются как нечто глубоко личностное. Эти идеи захватывают все большую власть в сознании и настойчиво требуют реализации. Отличительной чертой их является невозможность психической самозащиты. Таким образом, нам кажется, что Любовь - это самое важное в жизни. Мы начинаем думать, что болезненные проявления - тревоги и сомнения, ревность и мнительность - не только неотъемлемые атрибуты, но и признаки Любви. Считать доминирующее положение Любви в сознании нормальным, “сражаться за Любовь” - значит иметь твердую убежденность в том, чего нет на самом деле.

Мы привыкли восхищаться маниакальным и параноидальным: “жертвы во имя любви”, “любовное помешательство”, “безумная страсть”, “сумасшедшая влюбленность”, “бешеная ревность” - мы воспеваем патологию. Стоит признать: мы извращенцы, господа. Откуда в Европейской культуре эта тяга к противоестественному? “Кармен”, “Отелло”? Видели вы истеричных девиц, цепляющихся за ушедших любовников? Звонки, угрозы, письма, смс-ки? Бредятина из люблю-житьнемогу-ненавижу-убью-будьпроклят-самсдохнешь. Видели вы аномальных ревнивцев и экзальтированных поклонников, вооруженных и очень опасных? Сверхценнось еще не бред, поскольку зиждется на реальных фактах, но при “благоприятных” обстоятельствах...

К слову, драматизация, пафос, трагические размеры “бедствия” не просто дурновкусие, но и печальные симптомы.

 

Заметьте,что несмотря на всю любовь к Любви, мы никогда не храним ее для себя, не сберегаем, а напротив, стремимся избавиться от нее, как от болезненного напряжения. Если бы это было не так, мы не торопили бы события, не скучали и не спешили реализовать “любовь”, нам не надо было бы искать Возлюбленного, чтобы избавиться от тоски. Неосуществленная Любовь мучит нас вожделением и ревностью, толкает навстречу друг другу, заставляет совершать подвиги и преступления “во имя”. Бесплодное влечение, неосуществимая Любовь душит нас завистью и жаждой, отнимает силы и убивает. Сложно сказать, что меньшее зло: разделенное эгоистичное обладание вкупе с собственничеством, ревностью и страхом потерять свою вещь, или безответное вожделение, алчность, бесплодная жажда обладания вещью, в комплекте с депрессиями и суицидами? И даже мирный, постепенный “уход” Любви причиняет страдания. Что же это, если не болезнь?

Ни одна религия мира не одобряет Романтической Любви. Понимаете, что это значит? Можно иметь разногласия по самым разнообразным вопросам, но в этом все едины, так называемая Романтическая Любовь - зло. И грех. О греховности страсти - навязчивом влечении, чрезмерном вожделении, вместе с чувством собственности и ревностью можно прочесть/спросить у служителя любой религии, они будут единодушны. Как правило, мы не отдаем себе отчета в страдательной природе Любви, пока мы наркотически счастливы под воздействием эндорфинов. Но если “уходит” Любовь или Возлюбленный, мы ощущаем, как минимум, беспокойство. Причина не только в химической зависимости, но и в ошибочности культурных ценностей. Ошибками Западной цивилизации стали: превращение предиката в субъект, акта любви в абстракцию, глагола в существительное. Вместе с “разрухой” в головах происходят изменения в языке и вот уже действие плавно овеществляется и отрывается от человека как субъекта действия. Глагол стал существительным. Действие стало объектом, возникло основание для олицетворения богини Любви и Богини-Любви. Наперекор Завету, мы сделали Любовь кумиром, и даже в самом прямом смысле: мы создаем аллегории, символы, картины и статуи. Абстракция начинает править нами вопреки здравому смыслу. Нам все труднее любить человека, мы любим Любовь в себе и готовы приносить новые жертвы на алтарь Истукана, лишь бы получить еще и еще одну “дозу” наркотика. Романтическая Любовь - это проекция, проекция цветных снов на густой туман заблуждений, идол, не более реальный, чем изображение пищи на киноэкране, и столь же удобоваримый. Любовь, ревность, желание - обманки, марево искажающее реальность, создающее видимость материальных сущностей, заслоняющих от нас реальность, в которой мы действуем и чувствуем, но не можем разобраться в ощущениях.

Такая Любовь наносит вред не только нам самим. Она медленно убивает тех, кого мы ею “любим”: мы ревнуем и связываем, мы подозреваем и ограничиваем, мы контролируем и манипулируем, мы выставляем условия и наказываем. Мы палачи своих любимых.

Если я не права, попробуйте дать свободу Возлюбленному и пересильте ревность. Позвольте Ему быть счастливым по-своему, даже если вы не можете это разделить. Если Любовь - не сверхценность, не навязчивость, вам не будет больно. Если я не права, вам не придется жертвовать собой, вы просто проявите любовь, доверие и не станете требовать платы. Способна ваша Любовь открыть клетку, разжать оковы и не мстить за это?

 

 

 

Tags: любовь, размышления
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments