September 13th, 2010

аватар

Внимание!

аватар

Рекомендую

...после продолжительной болезни я попала в клоаку непостижимого творчества, товарищи.
пожилая бывшая рыжая женщина, быстро склонившись надо мной, прошептала: я хочу сказать, что сливы не мытые... если вдруг вы есть их будете... - и растворилась в облаке пыли.
слив я в этом году вообще не ем. и где они бывают, не знаю. один только раз наш корректор принесла мне в баночке из под йогутра немного ткемали. но ткемали сгнил в моем столе, а сливы так и не появились.
все эти странности, возможно, следствие того, что бывшая рыжая женщина написала книжку. а я тайно ее читала. в ней авторша провела глубокий и детальный анализ повести антона павловича «степь», в котором с хронологической, географической и математической точностью шизофреника подвергла аутопсии каждое его описание «донской швейцарии». я и раньше подозревала, что в бывшей русой косе, бледном морщинистом лице, в паетках и рюлексах здравого смысла не много, но прочитав книжку, совсем затревожилась. да еще сливы эти...
потом дверь распахнулась и к нам вошел поэт:
Я люблю тебя до боли
Край родной мой, край донской!
я тихонечко слушала...
Для меня нет лучшей доли
Жить в согласии с тобой.
гений поэтического жанра оказался председателем союза писателей, наверно от того, что писателями совсем некому работать. и у меня даже мысли промелькнула: ха! щас я к нему тоже песательницей устроюсь. но глядя на его потертого вида пиджак, поняла, что детям мое решение завязать с бизнесом в пользу творчества не понравится. в конце концов, я же не их папа, а единственный кормилец в семье.
пока я так думала, за плечами председателя весело размахивал руками заслуженный художник россии, приглашая на открытие своего салона...
наверно я сошла с ума - осторожно подумала я.