kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

НАНО

Мише Фурману посвящается




Есть у меня приятель, весьма скептически организованный юноша, который уверен, что "никаких нанотехнологий не существует", что это прикрытие "путинского воровства" и "огромная дурилка". Мне нечем возразить, поскольку я ни уха, ни рыла в микробиологии и химии (как и он, впрочем).
Поэтому экскурс в суть вопроса от 
[info]villise :

 НАНО

В последнее время много говорят о нанотехнологиях. Нанотехнологии возможны в разных отраслях промышленности. 
В ближайшей серии постов (вероятно, 8-ми постов по тегу нано) я расскажу о том что такое нанотехнологии и какую роль они играют в медицине.
А также почему политика правящей партии повернулась лицом к высокотехнологичным наукоемким отраслям и чем это выгодно.


Эффективность и безопасность лекарств.

Прежде чем перейти к нанолекарствам, я хочу рассказать, чем же не угодили традиционные лекарственные средства и почему вообще возник вопрос о создании новых высокотехнологичных лекарств.
Известно, что символом медицины является змея, обвитая вокруг чаши, символизирующая, что в малых дозах яд — это лекарство.
Обратное тоже верно: лекарство в больших дозах наносит вред.
Именно этим соотношением: эффективность и безопасность и руководствуются в фармакопейном комитете, когда принимают решение: разрешить ли новое лекарственное средство к выпуску.
В идеале лекарственное средство должно быть и эффективным и безопасным. Но пока это условие остается идеалом.
Известны случаи «перегиба палки».
Когда выпускалось лекарственное средство, имеющее незначительные побочные эффекты и оказывалось малоэффективным (на уровне плацебо). Также известны случаи, когда ради достижения эффекта разрешают к выпуску препараты, имеющие значительные побочные эффекты и обладающие высокой токсичностью.
Это и понятно: раковый больной терпит побочное действие препаратов, но это продляет ему жизнь, побочные эффекты менее важны чем жизнь человека.
В основе эффективной и безопасной фармакотерапии лежат, во-первых, регистрация и разрешение для использования в медицинской практике только тех лекарственных препаратов, у которых польза от их применения значительно превышает риск. Ответственность за это несут государственные контрольно-разрешительные органы, проводящие экспертную оценку доклинических и клинических испытаний новых препаратов, а также мониторинг их эффективности и безопасности в течение всей последующей жизни препарата. Во-вторых, и это не менее важно - знания врача, его умение подобрать лекарственный препарат для конкретного случая с учетом особенностей больного и всех свойств препарата. К сожалению, больше половины всех лекарственных осложнений возникает вследствие нерационального, а иногда и совершенно неграмотного выбора и применения даже очень хороших лекарств.
Нередки случаи назначения медикаментов, когда не учитывается их взаимодействие, не принимаются во внимание возраст пациента и сопутствующие заболевания.


Проблема безопасности лекарств в последние годы стала одной из актуальнейших проблем здравоохранения в мире.
Это вызвано появлением множества лекарственных средств с высокой биологической активностью, возросшей сенсибилизацией людей к химическим и биологическим веществам, нерациональным применением лекарств, взаимодействием препаратов друг с другом и с биологически активными добавками (БАД), с использованием недоброкачественных препаратов.
В результате у многих пациентов возникают тяжелые, подчас необратимые осложнения, возрастает число госпитализаций и летальных исходов, вызванных лекарственной терапией.
Затраты в США, связанные именно с такими осложнениями, превысили 70 миллиардов долларов в год, в Германии - более 500 миллионов долларов в год. Количество смертей, связанных с применением лекарств, исчисляется сотнями тысяч.
Вы понимаете что происходит?
Лечат после лечения лекарствами.
В моей Альма матер заведующий кафедрой общей и клинической фармакологии профессор В. К. Лепахин* рассказывал об опыте контроля безопасности лекарств, накопленном ВОЗ и развитыми странами, и задачах этой службы в России.



Масштаб проблемы

Проведенные за последние годы фармакоэпидемиологические исследования показали, что проблема осложнений лекарственнойтерапии гораздо более серьезна, чем предполагали ранее. Первое шокирующее сообщение было опубликовано американскими учеными в 1998 году. Они показали, что в США каждый год от побочных действий и неправильно подобранных лекарств погибает более 100 тысяч человек, и этот показатель занимает 4-6-е место среди основных причин смертности населения. Побочные реакции как основная причина госпитализации составляют в США 6-7%, в Норвегии 11,5%, во Франции 13%, в Великобритании 16%.

 
Исторические аспекты

К сожалению, у нас развитие системы мониторинга и контроля безопасности лекарств было не только приостановлено, но и отброшено назад, когда в 1991 году при преобразовании Минздрава СССР в Минздрав России "забыли" восстановить Всесоюзный центр по изучению побочных действий лекарств.
Необходимо отметить, что Минздрав СССР одним из первых в мире среагировал на талидомидовую трагедию, когда в начале 60-х годов в результате приема беременными женщинами препарата, обладающего тератогенным действием, были рождены десятки тысяч уродов.
В 1968 году был организован Всесоюзный центр по изучению побочных действий лекарств Минздрава СССР и на него были возложены все функции по контролю безопасности лекарств в стране.
Нельзя сказать, что он работал идеально, но одну из важнейших своих функций - предоставление работникам практического здравоохранения информации о безопасности лекарств - выполнял на достаточно хорошем уровне.
Анализируя сведения, опубликованные в мире, издавал вместе с ВНИИМИ реферативный журнал о побочных эффектах лекарственных средств, а также периодически выпускал циркулярные письма о лекарственных осложнениях. Эта информация поступала практически во все поликлиники и больницы.
Вернуться к этой деятельности удалось только в 1997 году, когда на базе руководимой Лепахиным кафедры общей и клинической фармакологии РУДН по нашей инициативе Минздравом РФ был создан Федеральный центр по изучению побочных действий лекарств.
Большим достижением было принятие в 1998 году "Закона о лекарствах", в котором есть специальная статья, где сказано, что "все субъекты обращения лекарственных средств обязаны сообщать ...обо всех случаях побочных действий лекарственных средств и об особенностях взаимодействия лекарственных препаратов, которые не отвечают сведениям, содержащимся в инструкциях по их применению". Минздрав разослал соответствующие приказы и циркулярные письма руководителям ЛПУ и фармацевтических предприятий.
Одна из основных задач службы фармаконадзора - это раннее выявление неблагополучных реакций и соответствующие меры по их предупреждению. Жизнь показала, что заставить врача сообщать о негативных эффектах не могут никакие законы и приказы. Здесь необходимы образование, убеждение, принципиальность, воспитание соответствующей культуры.
Врач должен понимать свою ответственность не только перед конкретным больным, но и перед тысячами других пациентов, которые будут принимать препарат. Сообщая о побочных действиях, врач не должен бояться наказания за назначение препарата, ведь таково свойство всех лекарств - кроме терапевтического иметь побочные влияния.

Послерегистрационный мониторинг

Не только у населения, но и у большинства врачей существует заблуждение по поводу того, что разрешенные для применения в медицинской практике лекарственные препараты всесторонне изучены и их эффективность со всей полнотой отражена в инструкции.
На самом деле к моменту регистрации новое лекарство проходит испытания на ограниченном числе больных и в довольно искусственных условиях, когда используются определенные критерии подбора испытуемых, монотерапия, и т.д.
В связи с этим относительно редкие побочные эффекты могут быть не выявлены. Статистические законы свидетельствуют о том, что для гарантированного выявления серьезных побочных явлений, встречающихся с частотой 1 на 10 тысяч (а это считается относительно частым), исследование необходимо провести на 30 тысячах больных.
Регистрация же препарата нередко проводится после клинических испытаний на гораздо меньшем числе пациентов.
В реальной жизни новый препарат принимают больные, имеющие сопутствующие заболевания, требующие применения других препаратов. При этом возраст больных, взаимодействие лекарств между собой, а также с другими биологически активными веществами и пищевыми продуктами могут существенно изменять как эффективность, так и переносимость лекарственного препарата.
Истинная безопасность лекарства может быть выяснена только в широкой медицинской практике. Иногда проходит несколько лет до установления связи между приемом препарата и лекарственным осложнением. Так, спустя много лет с начала применения аспирина у него была обнаружена способность вызывать кровотечения, иногда с летальными исходами. 35 лет потребовалось для того, чтобы у амидопирина обнаружилось тяжелейшее побочное осложнение - агранулоцитоз.
Вот почему следует продолжать изучение новых лекарственных средств и после их регистрации. При этом, чем более наблюдательным и ответственным будет врач, тем меньше времени пройдет до открытия относительно редких негативных воздействий и принятия мер для их предупреждения - соответствующих дополнений в инструкции по применению лекарства или вообще запрещения использования препарата в медицинской практике.
Итак, обращаться в случае подозрения на возникновение побочного действия лекарства или отсутствие действия нужно к врачу, который назначил этот препарат. А как должен поступать врач...

Алгоритм действий врача

Прежде всего необходимо отметить, что врач не обязательно должен быть уверен в наличии причинно-следственной связи между приемом препарата и возникновением осложнения. Чтобы направить сообщение в соответствующий центр, достаточно подозрения на такую связь.
Сообщать следует:
• обо всех подозрениях по новым лекарственным средствам (новыми считаются препараты в течение 5 лет после их регистрации);
• о неожиданных реакциях на "старые препараты";
• о серьезных неблагоприятных эффектах на все препараты или при взаимодействии лекарственных средств.

Обязательно должно быть зафиксировано негативное влияние на плод и новорожденных. И, конечно, важно сообщать об отсутствии терапевтического результата.
Особого внимания требуют реакции с летальным исходом.
В этих случаях врачи должны направлять в региональный или федеральный центр специальную карту. В центрах после анализа поступивших сообщений определяется причинно-следственная связь между приемом лекарственного препарата и возникшей реакцией.
Федеральный центр призван вести базу данных и координировать всю эту работу.

Современные лекарства часто обладают побочными эффектами и часто побочные эффекты еще не до конца изучены. Иногда эти факторы провоцируют решения людей полностью отказаться от лекарственных препаратов. Здоровье – это личное дело каждого. А здоровье нации - дело государственное. Столкновение интересов государства и личности имеет разнообразные последствия. В любом случае, как бы нам не представлялось государство бездушным и бесчеловечным, забота об овцах - вопрос существования пастыря: без стада пастыря нет. Поскольку влиять на выбор отдельными овцами гомеопатии, колдунов и народной медицины государство не в силах, остается заботиться о заблудших путем изучения возможности удовлетворить их претензии научными методами.

Цена вопроса

Зависимость отечественного производства от импортного сырья, энергоресурсов и упаковочных материалов привела к увеличению себестоимости отечественных препаратов. Все эти показатели занимают в структуре материальных затрат от 20 до 70%. Особенно негативно сказывается на состоянии отечественного производства зависимость от импортных субстанций» пишет GMPnews.
Дело в том, что производство лекарств идет в несколько этапов на разных заводах. Сначала налаживают промышленный химический синтез субстанции на хим.заводе. Потом эту синтезированную субстанцию передают на фармацевтический завод, где из нее штампуют готовые лекарственные формы (таблетки, ампулы и др.).
В России остались фармацевтические заводы, один из крупнейших фарм.кластеров находится во Владимирской области. А заводов хим.синтеза для синтеза субстанций очень мало. Так сложилось исторически.
В СССР много заводов химического синтеза строились на территории бывших республик (Очень крупные заводы были в Казахстане, Таллине, Грузии). После отделения союзных республик в России новые заводы вообще и заводы хим.синтеза в частности не строили. И отечественные субстанции производить перестали, стали закупать за границей. Причем не в странах ближнего зарубежья (где эти заводы стали разваливаться), а в Индии, Китае и др., постепенно переходя на сырьевую зависимость в фарм. производстве от этих стран.
Сырьевая зависимость в любой области для экономики страны не есть хорошо. А зависимость от кого-то в такой жизненно важной для граждан области как фармация и подавно.

Как получилось так, что в Индии и Китае дешевые субстанции?
Большинство разработок новых молекул лекарств Биг фармы велось в странах Европы, США и Канаде. Международные патенты, защищающие на 20 лет разработчика, действуют только в тех странах, которые оговорены в патенте. На Индию и Китай стали распространять международные патенты только в последние годы. Второй фактор – малые вложения. За $1 млн в Индии можно построить фарм.завод и оборудовать его. К тому же действуют льготные условия (политика государства) налогообложения, земельного кодекса и др. В России аналогичный завод можно построить только в 50 раз дороже. Третий фактор – сложность регистрации. В Индии, если производимая субстанция соответствует USP (фармакопее США), то может производиться и продаваться. В России на регистрацию производимой субстанции тратится около 5 лет.
Можно, конечно, было пойти по пути Индии и Китая, строя заводы, создавая льготные условия и др. Но наше правительство выбрало другой путь — перейти к нанотехнологиям.


Нано-частицами считаются такие частицы (и конструкции), размер которых не превышает 200 нм. По сути это предмет молекулярной биологии. Смысл же этих технологий не в размере, а в действии. Вот можно себе представить такое лекарство, которое бы не действовало резорбтивно, а связывалось только с поврежденными клетками (тканями, органом, рецептором). Такой принцип транспортировки нанолекарств имеет и другие весомые плюсы. Так, скажем, точечный удар по опухоли поможет врачам сократить побочные эффекты от лекарств — к примеру, действие на печень. Кроме того, если частицы препаратов сразу попадут в нужное место в организме, их эффект значительно усилится, поскольку лекарства достигнут цели, не потеряв своей концентрации. Врач будет знать, что прописанная им дозировка влияет именно на опухоль, а не на другие органы, где воздействие лекарств может оказаться вредным. К тому же при таком целенаправленном действии можно было бы снизить дозировку лекарственного вещества в тысячи раз. (Пример одной из конструкций, полученной в нашей лаборатории и снижении дозировки трифтазина в миллион раз я описывала здесь
То есть если существующие эффективные (но не всегда безопасные) лекарственные средства связать с другими органическими молекулами, которые обеспечат их доставку к клеткам-мишеням и при этом еще уложиться в размер до 200нм это и будет нанолекарством.

Обзор существующих наноконструкций - средств доставки лекарственных веществ к клеткам-мишеням их действия будет в следующий раз.


_________________________________________
* В.К. Лепахин, c 1998 года - специальный советник генерального директора ВОЗ и старший советник Департамента политики в области лекарств. Более 25 лет ведущий эксперт этой организации, он не только представляет в ней интересы нашей страны, но и активно способствует использованию в России рекомендаций ВОЗ, внедрению международных стандартов в практику выбора только проверенных самой жизнью лекарственных средств, утверждению наиболее эффективной, безопасной и экономически выгодной фармакотерапии.


Tags: суеверия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments