kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Назовем его демоном*

"Ни один взрослый не сделал бы того, что сделал Бобби, - но ребенок
принципиально иное существо. По стандартам взрослых ребенка нельзя назвать
здравомыслящим из-за путей, которыми движутся его мысли, а также из-за его
поступков и желаний..."
Генри Каттнер

Вместо вступления

Сравнительно недавно у меня возникла нравственная проблема, которую я до сих пор не знаю как решать. Она сложная, поскольку составная и непростая, поскольку в нее вовлечены несколько человек. Не так часто передо мной стоят такие трудные вопросы и совсем уже редко никто не может посоветовать ничего дельного.


Рашид

 
Когда-то я познакомилась с человеком... Назовем его Рашид. Он пришел к нам работать, вполне себе дельный, хотя и не хватал звезд с неба. Ничего особенного на первый взгляд: ловелас, сноб, зазнайка, но вполне забавный, местами милый. Ну елейный, ну кокетливый аки девица, ну фальшивый, что еще? Бывает, главное, чтобы работал хорошо.
Первое, что меня неприятно поразило, случилось спустя всего пару-тройку месяцев после нашего знакомства. Он написал мне с просьбой о психологической консультации, сказал, что заплатит. Я ответила, что могу порекомендовать ему практикуюжщих специалистов, но он хотел поговорить именно со мной. Я предложила для начала  встретиться, чтобы я послушала, о чем речь, может быть я и вовсе не смогу помочь, а деньги... какие деньги, а ведь не зарабатываю консультациями. Он сказал, что можно и не ждать личной встречи, и написал мне, что суть его просьбы сводится к тому, что ему крайне необходимо для семейного счастья избавиться от ревности жены, которая ортодоксальна, ханжески воспитана и крайне догматична, хотя и несомненно умна. Подумав по наивности, что жена подозрительна, и именно это его волнует, я жестоко ошиблась. Оказывается, жене было отчего и от чего переживать, и дело было не в том, что она параноик, а в том, что ее ревность доставляла Рашиду дискомфорт. Почти потеряв дар речи, я постаралась свернуть разговор.
В дальнейшем он был крайне внимателен ко мне, галантен, кокетничал и заискивал, как-то слишком, даже для наемного работника, но зачем это было нужно я поняла позже. При первой же встрече вне стен офиса он снова вернулся к важной для себя теме и уже совершенно прямо обратился ко мне с настойчивой просьбой помочь ему, не бесплатно, разумеется,  в растлении нравственности жены. Конечно же, он это называл "ее зашоренностью", "ее заблуждениями", говорил, что она ханжа, лицемерная святоша, факты из жизни которой находятся в противоречии с ее же моральными ценностями. И замуж за него она вышла не девственницей, и вообще он читал ее e-mail... Смысл его речей сводился к тому, что для нее же самой будет лучше потрахаться со своим одноклассником из Германии и вообще начать получать удовольствие от жизни. Ее нравственные ценности значения не имели, они признавались ошибочными и баста! Kаюсь, я растерялась. Наивно полагая, что передо мной приличный человек, я попыталась предложить ему в качестве "лекарства от ревности жены" поберечь ее, тем паче, что она была очередной раз беременна, воздержаться от эскапад хотя бы на время и направить усилия на достижения общих точек в их системах ценностей.
Он возмутился:
-Это что же, если хорошенькая клиентка постучит в мой кабинет, я должен ей отказать?!
Я спросила, любит ли он жену.
Да, ответил он, любит, как никого другого. Но он так мечтал о жизни без лжи! А она вынуждает его лгать! - сокрушался он.
Я возразила, что не она вынуждает, а он провоцирует, и спросила, понимает ли он, что рано или поздно может оказаться перед выбором: или любимая женщина, или сексуальная свобода. Он вздохнул и сказал: Значит, разведемся, мне не впервой.
Это было правдой, женат он был в четвертый или пятый раз. Полагаю, всех жен он "любил".
В то время я еще не была знакома с его женой, хотя он очень настаивал на нашем с ней знакомстве, выражая надежду на то, что перед моим умом и красноречием оан не устоит и именит взгляды. Такую он мне уготовил роль и ничто не помешало ему мне это предложить. В качестве заключительного штриха к сценке добавлю, что я была не одна, но его  не смущало присутствие свидетеля его излияний.
Из нашего с ним общения исчезла легкость. Мне было муторно и неуютно. Не знаю, почему я не отказала ему сразу. Есть у меня неприятная особенность, в ситуации «бей-беги» выбирать «замри».


Марья

 
Когда я познакомилась с Марьей, ситуация усложнилась. Пердо мной была совершенно не ханжеского склада женщина, открытая и искренняя, рассудительная и честная. Очень и очень деликатная.  Она не выглядела ни ревностной католичкой, ни застенчивой мусульманкой, ни лицемерной святошей. Скорее, чистоплотной. Высокая, тонкая, с льняными гладкими волосами, неброскими, ни очень правильными чертами и прозрачными голубыми глазами. На фоне наших сотрудниц -коня-на-скаку и рашидовой азиатской родни она казалась существом из другого мира. Самые роскошные красотки выглядели вульгарными дешевками. Такой эффект я наблюдала однажды, увидев в Ереване девушек-молоканок, белокожих, бледных, светловослосых, почти бесцветных, рядом с цветущими армянскими красавицами... Марья была соткана из света и чистых красок. И просто чистоплотной, без высоких фраз и твердых убеждений. Она не совершала смертных грехов не потому, что это аморально, а потому, что ей было неприятно грешить. Я встречала и раньше таких людей, хотя и крайне редко. Возникни жизненная необходимость, она бы согрешила, солгала, переспала бы с Олоферном, украла, наверное, даже убила бы ради детей. Нет, она была кем угодно, но не ханжой. Для нее не было правил, кроме собственной совести. Она могла выпить пива, будучи беременной и кормящей, не слишком беспокоилась о медицинских догмах, не была религиозной, хотя и глубоко верующей. К тому же совершенно очаровательной. Какая трагичная по цинизму и расчетливости Рашида  история связала их судьбы - о том отдельный сказ и сомневаюсь, что я его расскажу.
Даже если бы моей профессией было совращение невинных, я бы отказалась от этой мысли, только увидев Марью. Мало того, что это безнравственно, это просто невозможно. Не говоря уже о том, что растление одних толкает на путь разврата, для других проходит почти бесследно, третьих - убивает. Она была из последней категории. Я далека от идеала, но я не хочу быть убийцей. Рашид ежедневно подмигивал мне, напоминал и пытался выспрашивать, не удалось ли мне хоть немного расшатать нравственные устои Марьи. Ситуация осложнилась тем, что сотрудники решили праздновать юбилей фирмы на даче у Рашида с Марьей.
Ок, пусть я распутна, безнравственна, аморальна, но плести интриги против хозяйки дома, гостьей которого я являюсь, я не могу.
К тому же, чем меньше мне нравился он, тем больше мне нравилась она. Мы не много разговаривали с ней, но беседы наши не оставляли ни малейшего шанса надеждам Рашида.
Рашид же, напротив, словно поставил целью довести меня до крайней степени отвращения. Он рассказывал о своем отношении к женщинам, об исламских законах, хвастал своей нерелигиозноастью, восхищался русскими женщинами, но только с одной узкой стороны, делился подробностями похождений... Стыдно сказать, но фактически только ради него я полгода личной терапии посвятила искусству твердо и прямо говорить людям, что я о них думаю.


Праздник

 
Несмотря на то, что Рашид почти не пил, что-то в весеннем воздухе мартовского дня пьянило его. Мы с Рашидом нанизывали мясо на шампуры, пока все остальные готовили мангал, расставляли тарелки и курили на улице.  Чтобы бы не молчать и не слушать его гнусные рассказы, я упомянула о нашей общей знакомой, с которой я одно время приятельствовала, он с гордостью заявил мне, что Люба его любовница и пустился в откровения о том, что в постели она бездарна, хотя и полна энтузиазма, что у нее плохая кожа, в каких-то красных пятнах, а в доме столько пыли и грязи, что прикасаться к мебели противно... Я впала в свое любимое «замри» на три дня.

К слову, в последний раз такой длительный шок и меня вызвала жалоба одного из менеджеров НАШЕЙ фирмыз, изложенная МОЕМУ мужу в следующей форме: «Ирина Станиславовна предъявляет претензии на власть» Три дня я не могла придти в себя от удивления и понять, что же меня так поразило. Спустя три дня, я «отмерла» и поняла, что причиной безграничного удивления стала неуместность слова «претензии» в адрес соучредителя фирмы. Но я отвлеклась...

Уже потом, придя в себя, я даже позабавилась, размышляя над тем, как странно распределяются любины симпатии: с ним она дружна, а я ей не нравлюсь. Любопытно, знает ли она, что он рассказывает о ней и чтО он рассказывает?
С мазохистским цинизмом я представила, чтО он рассказывал бы обо мне, если бы вкус у меня оказался похуже и когда мы с ним были в командировке во Пскове, я бы согласилась на его завуалированное предложение «Соблазнить тебя что ли?»
К счастью, не только вкус, но и моя тупость сыграла отличную роль. Поскольку разговор происходил за столиком в ресторане отеля, а в руках у нас были меню, я подумала, что он имеет в виду порцию чего-нибудь съедобного, в смысле что-то типа «а не соблазнить ли мне тебя на мороженое с коньяком?» и я, оторвавшись от прейскуранта, с интересом спросила: «Чем?»
Представляете диалог? «Может тебя соблазнить?» «Чем?»
Немая сцена. И правда, чем?
Впрочем, думаю, такой человек, как Рашид в любом случае найдет, что обо мне рассказать, всречала я тех, кто знал обо мне больше, чем я сама. Но тогда я еще не знала, что совсем недавно, где-то за полгода до того, как он устроился в нашу фирму, он был участником грандиозного по мерзости скандала: он в подробностях рассказал новой пассии о бывшей любовнице, а они оказались подругами... К сожалению, поскольку сплетнями не интересуюсь, я часто узнаю что-то последней. Жаль.
Рашид не упустил ни одной возможности «попытать счастья». Наши сотрудницы уже шарахались от него и называли «сексуальным маньяком». Когда к нам в офис заходили мои подруги, под любыми предлогами, найти постановление правительства, записать хороший фильм, прислать фотографии собаки, он брал у них телефоны, имейлы и пробовал, пробовал, пробовал. На сегодняшний день в нашем маленьком кружке он - мерило омерзения. Мы измеряем отвращение в «каримовых»: один каримов, два каримова.
Вы не подумали, случайно, что он молод и хорош собой? Ни боже мой! Ему в районе полтинника, он пузат, с обрюзгшей физиономией, узкими черными глазками, множеством ранних морщин, каких-то бородавок и оспин на оливково-землистой коже, с мокрыми губами и рыжеватыми, словно обожженными, редкими волосиками. Можно я опущу подробности его дачного и пляжного облика?
При этом, он считает себя неотразимым и чуть не заставил меня лопнуть от смеха, когда взирая свысока на бледных, тонкокостных, псковских юношей, заявил: « Глядя на них, я понимаю причины своей популярности среди русских женщин». Много интересного рассказывали и подруги, но это уже сплетни, истории из «вторых рук».
Два образования, философское и химическое не сделали из него интеллигента, тем паче, что сфера его деятельности была далека как от химии, так и от философии. При том, что я не просто спокойно отношусь к мату, но и люблю его вместе с Плуцером-Сарно, обсценная лексика для меня имеет нюансы. Лингвисты  обычно разделяют понятия "ненормативная лексика" и "табуированная лексика" в составе обсценной лексики. Вот и для меня слова, образованные от глаголов, определяющих естественные отправления организма, - табу не табу, но показатель вполне определенного уровня воспитания и принадлежности к вполне определенной среде. Слово из трех букв может использоваться в качестве протеста, вызова, способа определить "своих" и так далее. Слова "обо..ал", "обо..аться", и ряд других, включая "ж..а", "сисяки", "труселя" - просторечье, язык простонародья. Забавно, но Рашид любил порассказать о своих родовитых предках: беках, баях и муллах.
Пока же мы праздновали юбилей фирмы, я тихо кляла себя за нерешительность, все сотрудники восхищались Марьей, Рашид играл главную роль в спектакле «Гостеприимный хозяин». Однако не забыл выставить нам с мужем счет за гостеприимство.
Марья пленяла всех, с кем общалась. Я бы мечтала иметь такую сестру, подругу, близкого человека. Покорила она и моего мужа. Они оба любят архитектуру и с удовольствием обсуждали петербургский модерн, шедевры конструктивизма и прочие красоты. Она на редкость хорошо образована, умна и независима в суждениях. 
Вот тут мы и приближаемся к самому интересному. Улучив момент, когда я поднялась за теплой кофтой, Рашид спросил меня, что я думаю о Марье, что говорят сотрудники, как она Роме, а потом задал вопрос, сделавший его чудовищем в моих глазах. Он спросил меня: «А Рома не хотел бы ее соблазнить? Спроси его, ладно?»

Послесловие.

 
Вполне эффектная точка в истории, но хочется добавить еще пару мазков кистью. Я, конечно, рассказала мужу о вопросе Рашида. Рому передернуло: «Знаешь, мне действительно, очень нравится Марья. И как глубокая личность, и как человек широкой эрудиции, и как чрезвычайно женственная женщина, редкая женщина. Но после такого вопроса я бы смог что-нибудь иметь с ней разве что только после их развода. Это оскорбительное предложение, услышь я такое от него, мне бы оставалось только дать ему по морде и уволить. Но еще оскорбительнее для меня мысль о том, что я могу быть полезным этому, с позволения сказать, человеку.»
Рашид до сих пор пребывает в убеждении, что ему удастся растлить Марью. Марья, похоже, тоже стала что-то понимать. А я продолжаю мучаться дилемой: рассказав Марье о предложениях ее мужа, я сделаю ей больно и предам хоть и подонка, но доверившегося мне; а умолчав, предам Марью, которая продолжает спать с мужчиной, кормить мужчину, растить детей мужчины, который пытается подложить ее по первого встречного. Кто знает, кому еще он это предлагал и все ли отказались?

"Джейн увидела сад,
наполненный гигантскими цветами, чьи бутоны качались высоко над ее
головой. Согбенные фигуры в плащах с капюшонами безмолвно сновали среди
стеблей, а в чашечке гигантского цветка лежала беспомощная жертва со
светлыми волосами, и цепи на ней ярко сверкали. Джейн показалось, будто
она - одна из этих молчаливых фигур, а оно - Руггедо - в другой личине
идет рядом с ней к месту жертвоприношения.
"
_____________________________
* "Назовем его демоном"  - название рассказа Генри Каттнера
Tags: графомания
Subscribe

  • Гордая женщина

    ...Нам от вас ничего не нужно, Кроме ужина — и жемчужин... (М.Цветаева)Гордую женщину заметишь не сразу, она слишком горда, чтобы лезть в…

  • Причины

    Двадцать лет я дружил с соседом-врачом... Вернее, мучался и терпел. Он приходил ко мне в любое время суток с вопросами вроде: "Ты хочешь…

  • Absourdine

    Мне винограду! Да того, что нынче зелен... This entry was originally posted at http://kotomysh.dreamwidth.org/360699.html. Please comment there…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Гордая женщина

    ...Нам от вас ничего не нужно, Кроме ужина — и жемчужин... (М.Цветаева)Гордую женщину заметишь не сразу, она слишком горда, чтобы лезть в…

  • Причины

    Двадцать лет я дружил с соседом-врачом... Вернее, мучался и терпел. Он приходил ко мне в любое время суток с вопросами вроде: "Ты хочешь…

  • Absourdine

    Мне винограду! Да того, что нынче зелен... This entry was originally posted at http://kotomysh.dreamwidth.org/360699.html. Please comment there…