kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Category:

Жертвы насилия

Согласно статистике около четверти женщин во всем мире являются жертвами бытового насилия.

Также существует информация, что в России каждые 40 минут из-за бытового насилия погибает одна женщина. В год эта цифра составляет 14 тысяч. Для сравнения: за 10 лет афганской войны Советский Союз потерял 17 тысяч человек. (1)

Психология считает, что личности нормально сопротивляться насилию и не нормально принимать насилие. Протестующий против принуждения абсолютно нормален. Соглашающийся - вызывает опасения.


Личность — это система поведения индивида, построенная прежде всего на основе включенности в социальный контекст. Стержнем личности является самооценка.

Становление личности в социуме проходит три стадии. 1.Стадия адаптации - предполагает усвоение действующих ценностей и норм и уподобление индивида другим членам социума. 2. Стадия индивидуализации - заключается в преодолении противоречий между необходимостью "быть, как все" и стремлением к сохранению индивидуальности. 3. Стадия интеграции - связана с разрешением противоречия между потребностью индивида интегрироваться в социум со всеми своими особенностями и стремлением социума принять лишь социально приемлемые и полезные особенности. На каждой из стадий личность подвергается давлению извне, усиление давления, насилие на определенной стадии приводит к соответствующим перекосам в становлении личности. Неразрешенные противоречия между личностью и окружением грозят дезинтеграцией с последующей изоляцией личности или ее деградацией. Поэтому личность будет стараться разрешить или сгладить любые противоречия, даже в ущерб собственным интересам.

Иными словами, как всякая система, личность стремится к самосохранению. Закон самосохранения гласит, что любая система стремится сохранить себя как целостное образование. Одним из критериев прочности, устойчивости системы является характер взаимодействия со средой, ее умение адаптироваться и адаптировать. Важнейшим фактором самосохранения системы является умение преодолевать противоречия в виде расхождений (разрыв между субъективной и объективной оценками личности) и конфликтов.

Насилие угрожает самосохранению личности и тем самым наносит удар по адаптивности, способам разрешения конфликтов и самооценке. Все это вцелом приводит к формированию невротических защитных механизмов. Клиническая психология связывает недостаточную психологическую защищенность с образованием невротических симптомов и психосоматических нарушений.(3)

Чем раньше начинает человек «привыкать» к насилию, тем глубже и стабильнее изменения, тем скорее человек, согласится с возможностью и допустимостью насилия над собой. Каковы же последствия?

Подвергавшийся в детстве физическим наказаниям человек, в обычных, стандартных, рабочих ситуациях реагирует на вполне обычную критику и замечания, которые истолковываются его подсознанием как наказание, чересчур сильно — гиперактивно, аффективно.

Если ребенка в детстве физически наказывали, во взрослой жизни он не сможет или ему будет крайне трудно вести со своими начальниками и недоброжелателями конструктивный диалог в рамках делового этикета — без гнева, крика, ярости, без гиперреакции на раздражитель.

Неспособность к конструктивному диалогу вкупе со сниженой самооценкой уменьшает шансы на успешную карьеру.

Что же касается последствий психологического наказания ребенка, то здесь все еще хуже. Если занимаясь «воспитанием» ребенка родители психологически оскорбляют и унижают детей, шантажируют своей любовь и родительской лаской, не обращают внимания на их склонности, интересы и способности, то последствиями такого «воспитания» будет развитие у ребенка: 1)склонность к лживости, лицемерию, неспособности говорить правду; 2) страх совершить ошибку и страх признаться в ее совершении.

Т.о. с многочисленными фобиями, неврозами, заложенными еще в детстве, а главное — со страхами ошибок все намного сложнее. Страх совершить ошибку - «облажаться» перед родителями постепенно становится второй натурой, и человек в итоге проживает не свою жизнь, а жизнь человека, живущего в постоянном страхе, человека, не способного признать за собой право на ошибку, а значит — на ее исправление.(4) Человек готов подстраиваться под кого-то, соответствовать чужим пожеланиям, жить для кого-то другого чужой жизнью.

Кроме того, насилие способствует формированию ряда черт, способных провоцировать насилие в дальнейшем - виктимность.

Виктимность (от лат. victima — жертва) — достаточно устойчивое личностное качество, высокую степень вероятности для индивида стать жертвой внешних обстоятельств и активности социального окружения, своего рода личностная предрасположенность оказываться жертвой в тех условиях взаимодействия с другими и воздействия этих других, которые в этом плане оказываются нейтральными, "не опасными" для других личностей. Виктимность, достаточно жестко коррелирует с неадекватно заниженной самооценкой, с неспособностью, а порой и нежеланием отстаивать собственную позицию и брать на себя ответственность за принятие решения в проблемных ситуациях, с избыточной готовностью принимать позицию другого как несомненно верную, с неадекватной, а иногда патологической тягой к подчинению, с неоправданным чувством вины и т. п. Одним из наиболее известных и ярких примеров проявления личностной виктимности является, так называемый, "стокгольмский синдром"(5). Личностная виктимность часто выражается в форме откровенно провокационного поведения потенциальных жертв, при этом, скорее всего, не осознающих того, что их поведение практически подталкивает партнера к насилию. Одной из наиболее значимых причин формирования виктимности является семейное насилие. Дети, пострадавшие от жестокости, ... составляют особую виктимологическую группу, когда жертва в конечном итоге превращается в жестокого мстителя. Как правило, такого рода "месть" за пережитые унижения и страдания направляется не на реального мучителя, а на того, кто воспринимается как "удобный" объект, то есть еще более слабый и беззащитный, чем сама виктимная личность. Нередко в такой роли выступают и собственные дети. Таким образом, виктимность может "передаваться по наследству". Социально-психологическая и психотерапевтическая практика показывают, что родители и более отдаленные предки жертв насилия также подвергались насилию. Совершенно очевидно, что подобный семейный синдром является одним из наиболее опасных проявлений виктимности в обществе.

Кажется, пережив насилие, уже невозможно совершить его. Но опыт говорит как раз об обратном: пережитое насилие чаще всего побуждает к насилию. Дети, которыми в семье пренебрегают, которых оскорбляют и наказывают, страдают от этого... и потом делают то же со своими детьми. В действительности же это два различных аспекта одной и той же основной ситуации: ощущение экзистенциальной и витальной импотенции. Как садист, так и мазохист нуждаются в другом существе, которое может, так сказать, их “дополнить”. Садист дополняет сам себя при помощи другого существа, мазохист сам себя делает дополнением другого существа. Оба ищут символических связей, так как каждый из них не имеет стержня внутри себя. Хотя садист вроде бы не зависит от своей жертвы, на самом деле она ему необходима; он в ней нуждается, но ощущает эту потребность в извращенной форме.

Свойства личности с большой вероятностью проявляющиеся у такого человека: высокая агрессивность, стремление самоутвердиться, поглощенность собой, отсутствие сострадания, фанатизм, экстернальность, потребность в групповой принадлежности. Как мы видим, многие из этих особенностей похожи на проявления подростковой психологии, только такой неотыгранный вовремя подростковый бунт слишком дорого обходится человечеству. Таким образом, существенным в психологии насильника является личностная незрелость, зависимость, в противоположность самоактуализирующейся личности (по А.Маслоу), способной прислушиваться к самой себе, быть независимой и брать на себя ответственность в ситуациях выбора. Суть проблемы, связанной с причинами выбора человеком "принуждающего" или ненасильственного действия, таким образом, состоит в том, готов ли он принять свободу. Выбирая несвободу – человек становится проводником чужой воли, сложившихся стереотипов и оценок.(2) Насильник - чья-то жертва. А жертва с большой вероятностью будет склонна к насилию над более слабыми личностями.

Последствиями семейного насилия являются не только различные нарушения физического и психического здоровья, но и нравственная деградация личности.

Как бы это не показалось странным, защищать насилие и насильника способна только личность пережившая насилие. Свободная личность не приемлет насилия. Человек, принявший несвободу, согласившийся с утратой части своих индивидуальных особенностей перед лицом угрозы, контролируемый извне человек разделяет взгляды на себя своего палача.

В 1991 года Д.Грехам и Э.Роулинг из Университета г.Цинциннати (США) рассказали о результатах трехгодичного исследования, в котором представили поведение женщин, пострадавших от насилия как вполне нормальную реакцию(!) на глубоко травмирующее событие.

Жертвы бытового насилия, ведут себя так же, как заложники по отношению к своим похитителям. Отношение жертв насилия к своим истязателям повторяет картину «стокгольмского синдрома».

Грехам и Роулинг не только смогли наблюдать «стокгольмский синдром» и в случаях с жертвами инцеста, изнасилованными детьми, бывшими заключенными тюрем, членами сект, военнопленными. Все они через некоторое время идентифицировали себя с агрессорами для того, чтобы выжить.

Характерные особенности женщин, подвергавшихся домашнему насилию: низкая самооценка; приверженность традиционным представлениям о семье, роли женщины в семье и обществе, "женском предназначении"; присвоение себе ответственности за действия обидчика; чувство вины и отрицание чувства гнева, которое они испытывают по отношению к обидчику; выраженные реакции на стресс и психофизиологические жалобы; вера в то, что сексуальные отношения могут стабилизировать отношения в целом; чувство беспомощности и неверие в то, что кто-то может им помочь; психологическая зависимость от партнера. В целом вышеперечисленные характеристики могут быть отнесены к последствиям психологических травм, каковыми являются ситуации насилия.

Формально диалог насилия разворачивается между совершающим насилие и жертвой. Но жертву здесь следует понимать как приносимый в жертву объект: энергия диалога не к нему обращена, но проходит через него и разрушает его — он не субъект диалога, а средство в чужом диалоге. Роль жертвы насилия обезличена. Об этом писали и Ф. Достоевский в "Записках из Мертвого Дома", и А. Чехов, побывав на сахалинской каторге, и В. Шаламов, Л. Гинзбург, А. Солженицын и многие другие.

Э.Фромм, анализируя особую форму насилия - садизм, отмечал, что желание причинить боль другому человеку не является в этом случае существенным, подчеркивая, что: "Все его различные формы (садизма), которые мы можем наблюдать, выявляют существенный импульс полностью подчинить другого человека своей власти, сделать его беспомощным объектом собственной воли, стать его богом и иметь возможность сделать с ним, что угодно. Унизить его, поработить - лишь средства достижения этой цели, и самая радикальная цель - заставить его страдать, ибо нет большей власти над человеком, чем принуждать его терпеть страдания и чтобы он не мог защищаться против этого". И далее он отмечает, что цель садизма - сделать человека вещью, превратить живое в нечто неживое.(2)

Для достижения своих целей бытовому террористу нужно изменить структуру личности жертвы до такой степени, чтобы изменились ее ценностные ориентации: жертва должна хотеть оправдания мучителя и оправдывать его любым путем.

Гордость женщины должна быть заменена послушанием или изменена на «гордость» вещи («История О») Чувство собственного достоинства должно быть подвергнуто сомнению ею самой. Как правило, это постепенный процесс. Для того, чтобы сохранить личностную стабильность и самоуважение, избиваемая женщина будет использовать все доступные способы оправдания насилия: от бравады до самообвинения. Мучительный стыд, ложное переживание соучастия и мнимой вины, иррациональный страх очень часто не позволяют жертвам обратиться в органы правопорядка или кризисные центры. Такое отношние жертвы к самой себе называют посттравматическим стрессовым расстройством. Со временем его симптомы могут усугубляться. Этот диагноз ставится человеку, который в течение длительного времени (месяцы, годы) полностью контролировался кем-то другим. Симптомы комплексного ПТСР включают:

1. Нарушения эмоциональной регуляции: постоянная грусть, мысли о самоубийстве, приступы ярости или постоянная злость.

2. Нарушения сознания: полное забывание травматических эпизодов, флэшбеки и переживание травматичных эпизодов снова и снова, а также диссоциация - ощущение, что человек не связан со своим телом и разумом, что все происходит не с ним.

3. Изменения в отношении к себе: беспомощность, стыд, вина, ощущение «изгойства», того, что ты не такой, как все остальные люди.

4. Изменения в отношении к насильнику: приписывание насильнику всемогущества, навязчивые мысли о своих отношениях с насильником, к этому проявлению относятся как болезненная «привязанность», так и навязчивые мысли о мести.

5. Изменения в отношениях с другими: изоляция, недоверие ко всем или постоянные поиски «спасителя».

6. Изменения в мировоззрении: потеря веры или чувство беспомощности и отчаяния.

Люди с комплексным ПТСР сталкиваются со следующими трудностями:

- Пострадавшие избегают думать и говорить обо всем, что связано с травмой, потому что их чувства в отношении нее слишком болезненны и неконтролируемы

- Пострадавшие могут принимать алкоголь и наркотики, чтобы убежать от своих чувств, притупить их.

- Пострадавшие могут совершать попытки самоубийства, причинять себе вред, в том числе, практиковать различные формы членовредительства (нанесение себе порезов и ожогов)

При этом в обществе сохраняется тенденция «обвинять жертву». Если человек пережил повторяющиеся эпизоды насилия, то ее или его обвиняют в «слабости характера».

Факты и цифры: http://www.amnesty.org.ru/pages/373-19032004-digest-rus

Когда женщина под влиянием угроз, побоев и оскорблений постоянно пытается «подстроиться» под своего партнера, изменить себя, чтобы угодить ему, она неизменно утрачивает представления о собственном «я», и начинает жить в страхе перед ошибками, которые может совершить и тем самым вызвать гнев партнера, вместо того, чтобы наслаждаться собственной уникальностью и свободно реализовывать и развивать свои способности и таланты.

Насилие уничтожает саму «сердцевину» личности жертвы, лишает ее чувства собственного достоинства и самоуважения, разрушает понимание того, кто она есть.

Насилие угрожает нашей уверенности в том, что мы созданы Богом чудесным образом такими, какие мы есть. Бог сотворил нас для определенной цели, и мы можем радоваться нашей уникальности, наслаждаться тем, каковы мы.(1)

1.http://www.christian-culture.info/index.php?n=6&article=06

2.http://www.kreml.org/other/94187942

3.http://psychodefence.ru/

4.http://www.forlove.com.ua/vospitanie_detey_posledstviya_nakazaniya_rebenka_remnem_i_shantazhom#sid=109

5.http://www.gorod-psy.ru/content/view/252/72/

6.http://www.dorogaksvobode.ru/

7.http://www.proza.ru/2009/07/28/1072

Tags: жертвы, насилие
Subscribe

  • Злонамеренность: легенды и истории.

    Последняя попытка Кришны. И когда уже было понятно, что война неотвратима, несмотря на это, Кришна счел необходимым еще раз предложить мирные…

  • Чтение чтению рознь

    И это же относится к сериалам и развлекательному кинематографу. В первой четверти жизни любовь к чтению создает Человека Культуры. В детстве…

  • Обладает ли собака природой Будды?

    В древней философии Индии содежится наблюдение: существуют непреодолимые противоречия. Между казаками и разбойниками. Между пролетариатом и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments