kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Category:

Паноптикум

Эстонскую культуру называют внешней. Что ж, и на том спасибо. А ругают внешнюю культуру, я думаю, именно потому, что ее так заметно не хватает гостям эстонской столицы. В Эстонии - нарядные дети. В Эстонии нет бездомных собак. В Эстонии можно увидеть такелажников, пьющих шерри-бренди из крошечных рюмок...
Сергей Довлатов


Как Вы думаете, духовность мешает принятию ванны? Или душа? Почему, скажите, на милость, духовный человек должен быть непременно неряшливо одет, обязательно плохо пострижен и желательно не мыт? Город у нас, конечно, депрессивный, но не настолько же!
"– Свински живешь, хозяин.
– У меня была депрессия.
– Так ведь депрессия, а не паралич!
" (с)
Действительно, депрессия - не паралич. А духовность - не оправдание для неопрятности.
Впрочем, может, это дань традициям кочегарного андерграунда? В котельной - Сорбонна, в Филармонии - кочегарка...
Украинцы любят подсмеиваться над "культурными питерцами", описывая типичного петербуржца как неопрятного пролетария в дешевой кожаной куртке с беломориной в зубах. Беломор можно сменить на Vogue, сигарету взять в руку, можно даже выкинуть немаркую кожанку и надеть непрактичный кремовый плащ, суть дела не изменится: ни в одном самом захолустном городе Украины невозможно в театре обнаружить такой паноптикум, как у нас. У нас в Питере, за другие города не скажу.
Мы тоже любители посмеяться над украинскими модниками. Украинки действительно могут быть сильно овердресс, могут быть безвкусными и вульгарными. Но не могут быть нестрижеными-нечесаными и одетыми в застиранную одежку.
Питерский же стиль отличается крайней степенью демократичности и мы всегда этим гордились. Но помимо демократизма, мы больше всего на свете боимся быть перенаряженными и где-то слыхали, что элегантности присуща некоторая небрежность. Что небрежность эта тщательно выверенная, недочитали.
Можно сколько угодно смеяться над украинками, но вот что есть, то есть - перукарни на каждом шагу и небрежных голов просто нет.
Когда в 80х ходила шутка, что если дама опергидролена до бела - это Крым, если крашена хной - Питер. Если у мужчины затылок под машинку - Харьков, если волосы на воротнике - Питер.
Мы действительно в большинстве плохо причесаны. В Питере считается просто неприличным быть причесанным "волосок к волоску", поэтому в уборной театра многие дамы не причесывают волосы, а намеренно ерошат и косматят. У нас считается не только приличным, но и сексуальным не красить отрастающие корни волос. В любой парикмахерской Вас уложат по принципу: "Куда лучше так... живенько, правда? А то как дом на голове..."(с) Опять же ветер, дожди... какой уже тафт-три-погоды!
Из "причесок" нам знакомы только распущенные волосы, "хвосты" и, прихваченные "крабом" небрежные узлы.
Ну и бог бы с ними, с обросшими мужчинами и растрепанными женщинами, в конце концов "Ну, если живенько, то лучше"(с)
Но объясните, бога ради, почему для театра не сделать исключение?

Филармония.
Места передо мной занимает пожилая пара ценителей Рахманинова в следующем виде: он - в нестиранном желто-сером воротничке некогда белой рубашки с характерным запахом, она - в черном бархатном жакете, осыпанном перхотью из сальных волос. Все первое отделение они переговариваются вполголоса, на втором уходят. Слава богу?
Неподалеку весь концерт стоит суровый мужчина с романтической трехдневной щетиной в черной кипе, белой фрачной рубашке, бархатном пиджаке и вельветовых штанах...
Группу восторженных немцев в вечерних костюмах сопровождает серьезная переводчица с в растянутом свитере неопределенного цвета и рваных джинсах...
Почему считается нормальным носить одежду с застарелым табачным амбре? Почему можно явиться в Филармонию в шерстяном костюме, сплошь покрытым свалявшимися катышками? Что, бритвы пропали из магазинов? С работы на концерт? А что, на работу можно ходить в таком виде?
БДТ на Каменном Острове.
Наблюдаю семью: одинаково стройные и пергидрольные, равно лишенные талии, мама с дочкой в облегающих нарядах и моложавый спортивный папа. Мама одета в черный костюм на пару размеров меньше с глубоким декольте и укороченными брюками, сумочка Диор, туфли Лубутэн - красная подошва. Дочка одета в черное кружевное платье на пару размеров меньше, под которым обнаруживается красное кружевное же белье, у нее красная сумочка Шанель. Папа весь в молочно-белом с головы до ног, обутых в революционно-красные лоферы... на босу ногу. Морды у всех донельзя высокомерные, всем своим видом свидетельствующие подлинность аксессуаров, но вот беда, такой безвкусный вид превратил бы в дешевку даже саму Коко. В антракте мама за папой, дочка за мамой, спешно пробираются к выходу, дочка кричит родителям: "Что-то вы быстро натеатралились!"

БДТ в ДК им. Горького.
Качок в розовых шортах и бейсболке...
Пышная дама в веселеньком ситчике на одной бретеле вокруг шеи, открывающем огороднический загар спины с белой поперечной полосой...
Бледные цыплячьи ноги весенних петербурженок в джинсовых шортах-трусах...
Огромные ничем не ограниченные бюсты пожилых дам под струящимся шелком...
Хорошенькие девочки-выпускницы с лицами, напряженными от постоянного контроля за ногами, подкашивающимися на двенадцатисантиметровых каблуках и каблуками, цепляющимися за ковровые дорожки...
Семья из трех дам: невзрачная, несмотря на огромные беллидансевые серьги, блондинка в пастельно-терракотовом топе, светло-сиреневой юбке и голубых туфлях ;  ее мама, интересная дама среднего возраста, в цыганской блузе с запахом, открывающей значительную часть лилового с черным кружевом бюстгальтера на внушительной груди; и седая сморщенная бабушка, одетая в кроваво-красный с черными узорами бархатный костюм и рыжие мокасины...
Пухлая девица, туго обтянутся однотонным розовым платьем...
И еще одна миловидная шатенка в однотонном бежеватом платье изящного силуэта с небольшими черными розочками на лифе. Одна беда: платье точно совпадает с тоном кожи, в итоге девушка похожа на резиновую пищащую игрушку, у которой юбочка представляет единое целое с телом, а розочки выглядят пугающе, словно кнопки в живой плоти, неестественные соски или разъемы на человеке из Матрицы...
Сапоги и рукодельные свитера в двядцатипятиградусную жару...
И босые ноги, в антракте судорожно натягивающие обувь...

Мариинка.
По лестнице мне навстречу, на несколько ступеней ниже, но уже на уровне моих глаз поднимаются две грандиозные брюнетки пугающе инопланетного роста, обе в "боевой раскраске" и "маленьких черных платьях": одна в велюровом трикотаже, подчеркивающем каждую выпуклость ее тела, другая в спандексе, обрисовывающем каждый шов ее белья; обе в ботфортах на огромной платформе: одна в лаковых чуть выше колена и чулках, выше ботфортов и ниже подола, другая в замшевых, очень высоких, чуть даже выше края платья, отороченных мехом, сминающимся туго натянутой лайкрой при каждом шаге... Они точно на оперу собирались?
Красивая блондинка в длинном летнем платье с открытыми плечами, платье из яркого ацетатного шелка в крупных цветах . Декабрь.
Вместе с пузатым краснолицым человеком в вязаном свитере с высоким горлом и сумкой а ля почтальон, пьет коньяк его супруга в длинном вечернем платье с небольшим шлейфом, ее талия затянута в корсет, а руки в длинные перчатки, лицо в улыбку...
Валенки, угги, тимберленды, "луноходы" и внезапно несколько пар босоножек. Металлические "шпильки" оставляют царапины на паркете  фойе бельэтажа, жаль...
Моложавая пышка в откровенном наряде с распущенными кудрями, окрашенными в неестественный готично-черный цвет, выходит в антракте, оставляя на спинке бархатного сдержанно-зеленого кресла несколько длинных жгуче-черных волосин.

Девушки ложатся на кушетки, стоящие в вестибюле, задирают стройные ножки и фотографируют друг друга для Контактиков. Надеюсь, хоть это гости города.
С зимних сапог стекает грязная жижа...
Неожиданно вплывает юная принцесса лет девяти в чем-то розовом и воздушном, в розовых туфельках,  с "волшебной" палочкой в руках, сияющая и восторженная. Луч света...


Северный город. Преобладают пепельные балтийские, холодного оттенка русые волосы, сероватые блондины. Так же, как мало у нас солнечных дней, мало и золотистых или медных головок. Много "аристократически" бледных, мало румяных, даже яркие краски урожденных южан постепенно блекнут в нашем климате. Может, поэтому наши женщины когда-то чуть ли не поголовно красились хной? Может, поэтому сегодня у нас так популярны теплые карамельные и шоколадные оттенки и блондинками считаются только золотистые особи?
Множество женщин вокруг с рыжеватыми нюансами волос, не понимающих, что их природно пепельные волосы прилагались к их светлым балтоидным лицам недаром, и оттенок "поярче" сделает их самих  бледнее, а искусственная блондинистость не омолодит, а подчеркнет каждую морщинку и обвислость на лице.

Есть такая школа живописи - петербургская. Меня саму учили в ее традициях. Я сопротивлялась всем существом! Ненавижу я эти серые, блеклые, стертые краски, эти невнятные цвета и унылые виды. Я и наш город вижу иначе. Для меня это безумие оттенков белоночного неба от персикового до сиреневого, от ультрамарина до зеленоватой бирюзы. Это сочная зелень и яркий кирпич, светлая штукатурка и темные синевато-свинцовые тяжелые волны. Но школа есть школа. И традиции берут свое.
Множество людей, одеты по принципу "чтоб не выделяться", в "немаркое". Уточняя, это камуфляжные оттенки для мужчин: невнятно-серо-бежевый, зеленовато-коричневый, коричневато-синий, неопределенно-песочно-бурый, а для женщин - это четкий принцип носить только то, что гасит природные краски и помогает слиться с пейзажем. Быть яркой - неприлично. А попытки все-таки быть  в силу элементарной неграмотности выливаются в вульгарность или клоунаду.

А знают ли эти люди, что есть удивительная профессия - имидж-консультант? Причем, услуги такового доступны не только политикам и звездам эстрады. Или духовность не совместима с привлекательностью, а Чехов заблуждался?


Отдельная благодарность kirulya за предоставленные иллюстрации :)
Tags: красота, стереотипы, угол зрения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments