kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Category:

Отвращение. Часть III. Сострадание.

Итак, мы помним, что Отвращение - эмоция чисто человеческая, причем не врожденная.
В формированнии эмоции Отвращения важную роль играет научение.
Ребенку не нравится горький вкус, но это и все: он спокойно может играть со своими или чужими фекалиями, есть «козявки», и много чего еще. Именно родительское «фу» дрессирует тот индивидуальный набор гигиенических навыков и тото набор социальных предрассудков, которыми будет обладать человек.
В дальнейшем развитии эмоции Отвращения зависит от развитости воображения. Если одному человеку нужны физические причины, чтобы потерять контроль, то другому достаточно намека, чтобы его вывернуло наизнанку.
Разумеется, чем цивилизованнее человек, тем более развита у него эмоция Отвращения и распространяется она на все более далекие от физических причин объекты. К примеру, будучи врачом, цивилизованный человек может не испытывать брезгливости к телесным проявлениям, но при этом он легко может испытывать моральное Отвращение к тому, что считает безнравственным.

В силу пeречисленных причин именно Отвращение создает почву для формирования еще одного чисто человеческого качества - бесчеловечности. В качестве регулятора моральных ориентиров, Отвращение является инструментом табуирования, а заодно, основой предрассудков и сильнейшим препятствием для формирования и развития сострадательности, милосердия.


Так уж устроен человек, что он не может испытывать сострадания к тому, что вызывает Отвращение.
Мало того, в момент переживания Отвращения, человек не может себя контролировать, он теряет способность рассуждать.
Многие не смогли прочесть предыдущие части, поскольку им «мешали картинки».
Что же говорить о ситуациях, когда на сознание человека воздействуют не картинки и не текст, а реальная действительность?
Не фото тортика, с коричневым кремом, уложенным по спирали, а настоящая куча кала?
Не картинка, а насекомое?
Таракан будет прихлопнут в один миг.
И не таракан тоже.

В фильме Тарантино «Бесславные ублюдки» штандартенфюрер Ганс Ланда, «Охотник на евреев», рассказывает о переживании физиологического отвращения, которое «любой нормальный человек» испытывает к насекомым, крысам и другой нечисти, в частности к евреям.
Чего уж проще, убить еврея, если он вызывает Отвращение?


Фильмы фильмами, но вокруг нас реально существуют люди, испытывающие физическую брезгливость к другим расам.
Одним кажется отвратительным запах, другие в своем Отвращении доходят до «логических обоснований» неполноценности, скажем, негроидных рас.
Известно, что люди очень сильно различаются по степени выраженности физиологического отвращения: одни чуть в обморок не падают при виде таракана или неспущенной воды в унитазе, а другие тараканов разводят и унитазы моют. Исследования показали наличие значимой корреляция между этим показателем и политическими убеждениями.

Люди, склонные испытывать сильное отвращение к «первичным» стимулам, чаще придерживаются консервативных взглядов и являются убежденными противниками клонирования, генно-модифицированных продуктов, гомосексуализма, мини-юбок, искусственного осеменения и прочих «безобразий».
Люди с пониженной брезгливостью, напротив, обычно имеют либеральные взгляды и просто не могут понять, отчего всё вышеперечисленное может кому-то казаться отвратительным.
Связь между физиологическим отвращением и моральными суждениями была продемонстрирована в серии психологических экспериментов.
Их участников просили дать моральную оценку различным поступкам, описанным в коротких рассказах.
Например, в одном рассказе герой сварил и съел собаку, попавшую под колеса автомобиля, в другом — присвоил себе найденный на улице кошелек, а в третьем — соврал в своем резюме, чтобы получить работу. Различались ситуации, в которых проходили эксперименты.

В первом эксперименте половина участников читала рассказы в комнате, где ощутимо воняло из соседнего сортира, а другая половина — в комнате без неприятного запаха. Во втором эксперименте половина участников отвечала на вопросы в грязной комнате, в окружении коробок из-под пиццы, сидя за столом, заляпанном остатками соуса, а вторая половина — в чистой комнате.
В третьем эксперименте обстановка была одинаковой, но половину участников попросили перед экспериментом вспомнить эпизод из собственной жизни, когда они испытали сильное физическое отвращение.
Во всех трех экспериментах участники, испытавшие отвращение, дали существенно более суровую моральную оценку поступкам, причем независимо от того, вызывал сам поступок физическое отвращение (как в случае с поеданием собаки) или не вызывал (как в случае присвоения кошелька). (с)

Поскольку мораль базируется на Отвращении, моральное осуждение какого-то поступка легко переносится на брезгливость к человеку.
Таким образом, в сознании моралиста аморальность поступка экстраполируется на личность, его совершившего.
После чего, преступника легко осудить, не испытывая к нему сострадания.
Моралисты легко принимают решения о наказаниях, казнях, нисколько не задумываясь о страданиях человека, который это «заслужил».
Закон может быть суровым, но судьи не должны быть предвзятыми.
Однако, на том и построена работа защитников и обвинителей, чтобы вызвать как можно более эмоциональное, а значит, как можно более предвзятое отношение к обсуждаемому.
Разница в том, что защита апеллирует к состраданию, обвинение - к Отвращению. Второе неизмеримо проще.

Но не только асоциальные элементы не находят сострадания у Брезгливости.
За границами сознания, за гранью внимания, за пределами создаваемого нами для себя уютного мирка, остаются уродства, инвалидность, болезни.
Страдающие люди не способны нас заразить, не в силах причинить нам вред, они ни в чем не виноваты перед нами.
Но мы ничего не желаем об этом знать.
Не в силах переносить ужас от вида уродств и мысль о страдании, мать отказывается от больного ребенка, оставляет его в больнице. Куда комфортнее поверить в то, что ему, неполноценному, не нужна мать, что он ничего не понимает, его состояние полу-вегетативно.
В Спарте больных и слабых сбрасывали со скалы. В ХХ веке стерилизовали, травилии жгли в печах. Современный человек всерьез рассуждает о том, не лучше ли для самих уродов умереть, не гуманнее ли эвтаназия, жизни, полной страданий? Цивилизация стремится избавиться от напоминания о животной природе и смертности.

В предыдущих постах были картинки, которые вызывали у цивилизованных людей Отвращение.
В этом посте только картинки, вроде тех, какие мог бы увидеть царевич Сиддхартха Гаутама, впервые выйдя из дворца.
Ему они внушили Сострадание.
Что они вызвали у вас?
Сочувствие?
Отвращение?
Ужас?
Желание приласкать?
Желание отвернуться?

Если тошноту можно искусственно вызвать у себя в любой момент после небольшой практики, а Отвращение - наиболее легко и просто вызываемая эмоция, то Сострадание - чувство с которым не только не рождаются, но которое чрезвычайно сложно сформировать.
На пути сострадания стоят мощные барьеры, охраняющие Я, мощные архаичные механизмы психологической защиты.
То, что обычно принимают за сострадание, на самом деле обычно бывает жалостью к себе, конфлюэнцией, проективной идентификацией, трансфером, чувством вины, эмпатией, чем угодно, но не состраданием.

Сострадание не бывает пристрастным и детерминированным.

(Продолжение следует... )
Предыдущая часть здесь
Tags: общество, стереотипы, угол зрения
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments