kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Осуществляя конституционное право на свободу слова...

и проверяя на практике тезис о ее попрании, выскажусь.


- Дело было так. Захожу в "Континенталь". Стоит Андрей Вознесенский. А теперь ответьте, - воскликнул Битов, - мог ли я не дать ему по физиономии?! (с)

Некий писатель что-то ляпнул или заявил, не важно кто и что. И, как бы ни показалась некоторым странной подобная закономерность, у его высказывания обнаружились оппоненты. Жуть какая! Не только восторженные поклонники, но и брюзгливая противная сторона. Очень противная любому правозащитнику.
Ну, то есть, если оппоненты есть у государственных каналов, это нормально и прогрессивно. Если, откуда ни возьмись, появляются несогласные с "несогласными" - это патологическое, совершенно недопустимое поведение!
"...и это так, значит, замечательно, когда они режут; а вот когда их режут, это ужасно и мерзко. То есть когда они бьют — это хорошо и похвально, а когда их бьют — это плохо. Сплошной гимн дружбе и интернационализму!" (с)
Как в анекдоте: "Давай им морды набьем?", -"А если они нам?" - "А нам-то за что?"
Понимаете? Я не понимаю.
Обнародовал ИМХО - пожинай плоды резонанса. Журналист сказал, журналисты ответили. Обычные такие "разборки", естественные для вида, семейства и рода.

"Битов и Цыбин поссорились в одной компании. Битов говорит:
     - Я тебе, сволочь, морду набью!
     Цыбин отвечает:
     - Это  исключено. Потому  что я -  толстовец.  Если ты меня  ударишь, я
подставлю другую щеку.
     Гости слегка  успокоились.  Видят, что драка едва  ли состоится.  Вышли
курить на балкон.
     Вдруг  слышал  грохот.  Забегают  в  комнату.  Видят -  на  полу  лежит
окровавленный  Битов. А  толстовец  Цыбин,  сидя  на  Битове верхом, молотит
пудовыми кулаками.
"(с)

Итак. Ляпнул заведомо провокационное. Получил предсказуемую реакцию. Сиди и радуйся нерушимости союза причины и следствия. Казалось бы, можно ставить точку.
Но не тут-то было.
Некто, любопытно было бы узнать, кто именно, написал воззвание в защиту пострадавшего от резонанса.
Причем, судя по тексту, пострадавший являет собой олицетворенную Свободу, а его идеологические противники - врагов Свободы. Априорных врагов. По умолчанию. Бай дефолт.
От чего защищать? Кто его хоть пальцем тронул? Кому он нужен, неуловимый Джо? Неясно.
Но под письмом поставили подписи известные писатели, причем, некоторые, казалось бы, даже вменяемые, несмотря на почтенный возраст. Может, у них зрение плохое, или они доверчиво подписывают все, не читая?
Потому что и близко не касаясь содержательной части заявления, по одной лишь форме оно неприемлемо для членов Пен-Центра, если, конечно, я правильно понимаю это название.
Письмо, написанное косноязычными канцеляритами с необоснованными вкраплениями экспрессивных функциональных лексем, настолько нелепо стилистически, что неловко, стыдновато его читать. Попросили бы что ли Латынину, она бы зажгла глаголом. Но не попросили.
Получилось смешно, неуклюже, фальшиво, и единственное чувство после прочтения - чувство глубокого недоумения.
О чем? Зачем? Чего желают? Конкретно хотят, а не в виде лозунгов и страстных полемических восклицаний, а недвусмысленно, однозначно: чего вы хотите, господа, за что ратуете?
Чтобы Шендеровичу дали медаль, а программу "Вести" закрыли? Чтобы президент не целовал спортсменок? Чтобы Пен-Клубу предоставили эксклюзивное право решать, о чем и как можно говорить, о ком - нет?
Начистоту: хотите стать Цензурой?
Так бы сразу и сказали.
Чего уж там...
_________________________________________

Цитаты: С. Довлатов, М. Веллер
Tags: в порядке бреда, взгляд на проблему, общество, палата n
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments