?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 March 2015 @ 02:54 am
О дружбе и отфренде  
Тем, кого я отфрендила, посвящается.


В 45 лет я пересмотрела концепцию «дружбы».
Собственно, я давно не использую слово «друг» ни в значении «нового знакомого по песочнице», ни в значении «очень старый знакомый», ни «приятель».
Собирать шлак в соцсетях ради количества мне не интересно: мне не нужна дешевая популярность, мне хватает социальных контактов в реале и от одиночества я не страдаю.
А еще я не люблю обижать людей походя. А уж кого-то обижаю, то намеренно, целенаправленно и абсолютно осознанно. Случаются, конечно, и промахи, но с годами все реже.

Я прекрасно отношусь к некоторым людям, которые меня знать не желают. У них однозначно есть основания для этого. А у меня нет оснований менять из-за этого отношение к ним. Выражаю свою симпатию к ним я, избавляя их от своего присутствия.

Я очень хорошо отношусь отношусь ко многим людям, общение с которыми токсично для меня. Я способна оценить их, готова придти на помощь, но не собираюсь причинять себе травмы общением с ними.

Я временами хорошо отношусь к людям, на которых не смогу положиться и от которых мне нечего ждать.
Просто я так хочу.

Я ценю людей, которые знают и умеют то, что я считаю важным.
Но это не повод для отношений.

Я понимаю многое из того, что считаю недопустимым, глупым или гнусным.
Но понимание не причина ни для чего, кроме понимания.

Я могу простить случайную бестактность, оплошность.
Но не верю в систематические «оплошности».

Я не люблю лицемерия и долго не в состоянии терпеть, даже если это «принято в обществе». Но не люблю я и сообщать свое мнение, когда его не спрашивают, поэтому «резать правду-матку» вместо лицемерия тоже не хочу. Я предпочитаю обходить стороной неприятных людей, без объяснения причин.

Если человек осознанно причиняет мне боль, он либо садист, либо враг, либо мой Гуру.
Поскольку Гуру у меня нет, а садисты мне не компания, человек этот мой враг.

Если человек походя причиняет боль, не стремясь причинить и вообще не задумываясь, он кто угодно, но совершенно точно не друг мне.

Если человек причинил боль случайно, он не причинит ее вновь.
Если причинит - значит не случайно.

Я считаю друзьями не тех, кто говорит о дружбе и не тех, кто принимает мою дружбу.
Я считаю друзьями только тех, кто поступает по отношению ко мне как друг.

Обмен визитами, совместное времяпрепровождение и доверительные беседы не делают людей друзьями.
А дружба в свою очередь не требует ритуалов.

Случается, что мы принимаем за дружбу просто порядочное поведение приличного человека. Отличие в том, что пришедший на помощь в трудную минуту, может не иметь ни малейшего желания иметь с вами дело в обычное время и разделять ваши радости.

Быть другом - большая ответственность. Далеко не все способны на это.
Друг не завидует. Многие способны не завидовать?
Друг не учит жизни под видом «доброго совета». Многие способны?
Друг не говорит гадостей под видом «ИМХО» и «конструктивной критики». Многие?
Друг, когда стоит выбор между причинением боли другу и собственной выгодой, выбирает не выгоду. Способны?

Лучше всех о дружбе сказано Павлом в Послании к Коринфянам 13:4-7, хотя и говорится о любви.
Любовь - это и есть подлинная дружба.

Так что, друг - это очень много.
И друзей очень мало. Никогда не достаточно.

Я могу назвать другом только проверенного в горе и в радости. Некоторые могут находиться в потенциальной стадии.
Быть же другом тем, кто не готов быть другом мне, я не хочу.

Честно предупреждаю, не ждите, что я буду поступать по-дружески с теми, кто не поступал так по-отношению ко мне. Не удивляйтесь.

Определение дружбы «от трупа в багажнике» не имеет к дружбе ни малейшего отношения. Соучастие в преступлении - не дружба.

Однажды, человек, пытавшийся юзать меня и манипулировать мной в своих целях, очень удивился, когда однажды я его «предала». На самом деле, не сумев убедить его в том, что совершать подлость не нужно, я предупредила жертву. Я не друг подлецам.

Я не друг врагам моих друзей.
Друзья моих врагов - не друзья мне априори.

Я могу уважать врага, восхищаться врагом, любить врага (теоретически), но относиться к нему как к другу я не стану.

Если я не поливаю грязью чужие «окопы», я просто делаю выбор в пользу самоуважения, а вовсе не соглашаюсь своим молчанием с чьим-то мнением.
Поскольку я не поливаю грязью "чужие окопы", я не собираюсь дружить с теми, кто этим промышляет.

Посему: те, кому не нравится мой народ, моя страна, моя культура, моя семья, мои друзья, и все, частью чего я являюсь - не друзья мне по определению.
И я им не друг ни при каких обстоятельствах.
Так что, если вы собираетесь негативно высказаться о моей стране, моем государстве, моем народе (что сейчас очень модно в определенных кругах), или поддержать чужое такое высказывание, не советую доверять мне своих тайн и интимных секретов. Помните: я вам не друг и относиться ко мне следует соответственно.
И как бы вы не курили фимиам, не нахваливали меня и не объяснялись в любви, имейте в виду: я всегда помню в каком вы окопе и с какой стороны. И как бы вы не уверяли меня, что не собираетесь стрелять, я твердо знаю, что поддерживая тех, кто стреляет в мою сторону, вы тем самым пытаетесь меня убить. Я это знаю и помню.

Я иногда поддерживаю отношения с «потенциальным врагом» и «наиболее вероятным противником». Но это не дружба.

Порой я отчаянно жалею, что тот или иной человек оказался с «другой» стороны. Но мои сожаления ничего не меняют в реальности.

Бывает так, что друзья ставят преданность Родине выше дружбы и оказываются в разных окопах. И это нормально, поскольку люди, способные на дружбу, в принципе способны ставить личные интересы не на первое место. И тогда это подвиг. Но в обыденной жизни чаще всего люди не способны ни на преданность, ни на верность, ни на самоотречение, поэтому спекулировать на теме подвига мы не будем.

Больше не спрашивайте меня, почему я вас отфрендила или не зафрендила. Все более, чем доступно сформулировано.


 
 
 
Нераскаявшаяся грешницаwellnessusa on March 11th, 2015 03:27 am (UTC)
Знаете, вы меня заставили призадуматься. Я вдруг начала пытаться анализировать, а кто такие все эти русофобы, антисемиты и фашисты. Как я это вижу. Первым отфрендом у мня был много лет назад, как раз был такой вариант интересный. Мне пришлось отфрендить ортодоксальную еврейку, которая считала себя своеобразной священной коровой и отчитала меня за то, что у меня в друзьях был православный батюшка. При этом я еврейка по рождению и агностик по содержанию. С батюшкой мы тоже мирно расстались через какое-то время, мне стало неинтересно его читать. Но скорее всего ортодоксальная дама посчитала меня антисемиткой. Хотя бы потому, что уж себя она считала намного лучшей еврейкой, чем я)))). И у меня до сих пор во френдах замечательный русский мужик, он соль земли русской, он патриот. Хотя евреев недолюбливает. Но он умный и интересный.

Но вы дали моему мозгу работу над определениями. Спасибо. Я это все должна осмыслить и понять, что я чувствую.
kotomyshkotomysh on March 11th, 2015 10:52 am (UTC)
Я сама в последнее время много над этим же думаю:)
Я не просто не шовинист, я страстный любитель всего националного и ненавистник глобализма и стирания граней. Я счастлива, что есть ортодоксы и я млею, гуляя по Меа Шеарим. И у меня нет никаких вопросов к израильтянам вцелом, кроме того, что Израиль практически в НАТО. И сионистов я люблю не меньше, чем ортодоксов и галутных.
Но.
Я ненавижу еврейских нацистов, как и любых прочих. И я недолюблюваю всех, считающих себя избранными, включая прежде всего японцев и британцев, а заодно тайцев, и придурков, считающий, что русские прилетели на больших звездолетах первыми и имеют право на эту планету... Мне без разницы, какого рода мерзавец, если он меразвец.

И я крайне не люблю и не считаю умственно и нервно здоровыми русскоязычных жителей Израиля, которые вместо того, чтобы заниматься благоустройством своей страны, погружены в российские проблемы, причем, самым негативистским образом.
Если ты репатриант, а не эмигрант, Россия тебе не Родина и забудь про нее. Это больше тебя не касается.
Если ты все же эмигрант - займись своей натурализацией, чем больше ты сохраняешь связей с бывшей Родиной, тем труднее ассимилироваться.
Если ты сохраняешь гражданство, недвижимость и привязанность - имей смелость признать, что ты не репатриант и не эмигрант, а россиянин, не платящий налоги в России.
Или плати и критикуй, или не плати и заткнись.
Короче, как в анекдоте: или крест сними, или трусы надень.

Это относится и к российской диаспоре в Камбодже, и ко всем прочим. Будь ты хоть негром преклонных годов, ты или определись, кто ты и с кем ты, или закрой рот.

Надо написать о самоидентификации, видимо...

Нераскаявшаяся грешницаwellnessusa on March 11th, 2015 04:20 pm (UTC)
Ох, легко быть частью чего-то большого. Если не нужно по несколько раз на дню определяться кто же ты)))). Я никогда не была в Израиле. Но нежно люблю и поддерживаю его. На расстоянии. Наверное, это звучит гипокритично. Но как уж есть. Когда жизнь прошла так, что имеешь homeland, страну, которую считаешь своим домом, в котором выросли твои дети, которая щедро дала тебе слишком многое. Когда имеешь Родину и одновременно страну своих отцов. Где сама родилась и выросла, где помнишь каждый кустик и каждый поворот улицы, помнишь запах, как пахнет весеннее утро. Есть страна поаотцов, которую любишь, но не знаешь ее совсем и к которой чувствуешь принадлежность. Это не пафос. Это то, как я себя чувствую все время.

Я не плачу налогов в России, я не зарабатываю там денег. Но происходящее там меня волнует. И я не буду повторять то, что говорят многие: не чеши Гондурас. Я не разбираюсь в российской политике и еще меньше в ее экономике. Но это не значит, что кто-то будет решать, имею ли я право любить или не любить ее. Я вчера долго думала над словом русофоб. Внутри самой России их очень много. Но что интересно, как среди евреев есть те, кто считают себя более евреями, чем остальные (ага, те самые которые более избранные). Так и среди патриотов идет постоянно меряние пиписками, кто же правильнее любит родину. И все время получается, что разобраться невозможно, но каждая сторона считает себя патриотом, а других русофобами, которые прикидываются патриотами, а на самом деле действуют во вред.

Я согласна, более чем полностью, что среди иммигрантов, которые до инфарктов переживают о том, как бы им Россию обустроить, полно двуличности. Хочешь обустраивать, аэропорт, лопата и чини дороги. А если только сидишь и даешь советы и пожелания из голубого далека, то лучше поучаствуй в чем-то полезном в стране проживания. Но даже таким вот активистам нельзя запрещать чувствовать любовь к стране, где они родились и выросли. И, наверное, к стране, которая теперь другая. Они во многом наивные и романтичные. И если даже в самой России постоянно люди меняют свои политические взгляды, то куда уж иммигрантам деваться.

А избранные всех времен и народов...да уж. Смешно на самом деле, сколько религий и национальностей, столько и избранных. Лишь бы не убивали своих же, как тутси и хуту.
kotomyshkotomysh on March 11th, 2015 05:02 pm (UTC)
Мне тоже ничто не мешает любить наряду с Россией Беларусь.

Внутри России русофобов примерно как гомосексуалов: около 7-10%, это вполне физиологичное количество. Остальные - кухонные ворчуны. Вы правы, есть те, кто действует во вред, и те, кто приносит пользу. Пользу в виде критики лично я не принимаю за пользу. Вексельберг вернул России коллекцию Фаберже, жена Суркова собрала коллекцию и открыла музей кукол. Это я понимаю. "Оказывал поддержку партии "Яблоко" - я не понимаю и не хочу. Я как рядовой гражданин хочу музеев, театров, библиотек и отремонтированной Новой Голландии, а не создания мутных фондов и поддержки каких-то партий.
Я сама "с лопатой" и вокруг себя не желаю видет людей "с блокнотами". Пусть себе будут, но не рядом со мной.
Менять взгляды - это прекрасно. Человек, который не меняет взглядов или дурак или умер. Я сама с момента моего появления в ЖЖ не раз поменяла взгляды и горжусь этим. Было бы странно, если бы ситуации менялась, а человек - нет.

Людям ничего нельзя запретить: ни чесать языками, ни воровать, ни убивать. Можно только решать по факту, что же с ними делать дальше. Общество судит, я просто стараюсь держаться на расстоянии.

Человек чаще всего стремится убивать ИМЕННО своих, чтобы этого не было, нужна экспансия вовне или внешний враг. Причем, потомки ариев вообще, похоже, чужими не интересуются: когда Македонский шел завоевывать Мир, он шел строго по странам своих родственников...