kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Либихи - династия петербургских врачей

Либихи - династия петербургских врачей
Р. Ф. Либих

Во времена Петра I в России начали бурно развиваться наука и экономика. В молодую столицу устремлялись разные специалисты из Голландии, Англии, Германии и других стран. Некоторые из них остались здесь на всю жизнь, обра􏰀зовывая династии военных, вра􏰀чей, инженеров, ремесленников. Об одной династии петербургских врачей – семье Либихов, приехав􏰀 шей из Германии, – рассказывает􏰀ся в этой статье.

Чтобы узнать, откуда произош􏰀ли русские Либихи, нужно обра􏰀титься к прошлому Либихов в Гер􏰀 мании. Первое упоминание о них встречается в церковных книгах: в 1575 году в герцогстве Гессенском в местечке Рейнгам􏰀-Юберау крещен своим отцом Иоган (Ганс) Либих. Его сын, тоже Иоган (Ганс), при раз􏰀рушении Рейнгайма в 1635 году во время Тридцатилетней войны уце􏰀 лел вместе с семьей, спрятавшись в погребе, благодаря чему род Либи􏰀хов не прервался. До 1770 года Ли􏰀бихи были богатыми крестьянами (бауэрами). Иоганн􏰀-Людвиг Либих (1747–1818) с семьей переехал в Дармштадт, и члены ее стали горо􏰀 жанами и торговцами. Сын Иоган􏰀 на􏰀Людвига Иоганн􏰀Георг Либих (1775–1850) имел москательную лавку (аптекарские товары и быто􏰀 вая химия) в старом Дармштадте. Он был отцом знаменитого химика Юстуса Либиха (1803–1873), имя которого хорошо известно в Рос􏰀сии. Оно упоминается в романах
И. А. Тургенева («Отцы и дети»), Д. И. Писарева, А. В. Сухово􏰀-Ко􏰀былина; в «Капитале» К. Маркса и «Анти-􏰀Дюринге» Ф. Энгельса.
Юс􏰀тус учился в университетах Бонна и Эрлангена. С 1824 по 1852 год – профессор химии в городе Гиссене, где создал знаменитую лаборато􏰀рию и научную школу химиков.
Он – основатель органической хи􏰀мии, его открытия приблизили хи􏰀мию к жизни рядового человека: внедрил в повседневную жизнь минеральные удобрения («Агрокуль􏰀 турохимия», 1840), простоквашу, описал процессы дыхания и обмена веществ в организме животных («Химия животных», 1842). Хоро􏰀шие хозяйки до сих пор кладут в тесто погашенную уксусом соду при выпечке оладий, пирогов, кексов. А ведь это еще одно достижение зна􏰀 менитого химика. За ученые заслу􏰀ги великий герцог Людвиг II воз􏰀вел Юстуса Либиха в потомствен􏰀ное дворянство и жаловал титул барона (1845). Он был награжден 28 орденами, из них четырьмя рос􏰀сийскими. В 1830 году он был из􏰀 бран членом􏰀корреспондентом Российской академии наук, в 1859 году – президентом Баварской ака􏰀 демии наук.
Имя ученого хорошо известно и в современной Германии. Ему поставлены памятники в Дарм􏰀штадте, Гиссене, Мюнхене, его именем названы улицы в Берлине, Дрездене, Гиссене. В Мюнхене су􏰀ществует Либиховский фонд, все􏰀 гда готовый прийти на помощь всем нуждающимся. К 200-􏰀летию со дня рождения (в 2003 году) была выпущена памятная монета в 10 евро с его портретом.

В городе Гиссене существует музей Ю. Либиха, который нахо􏰀дится на улице, носящей его имя. Музей невелик, но очень интере􏰀сен. Помимо сведений о жизни, деятельности, заслугах великого ученого, в нем представлены его посмертная маска, родословное древо, герб, древо научной школы его учеников (достаточно развет􏰀вленное, так как учеников и после􏰀дователей у него было немало, многие до сих пор считают себя его «научными потомками» и продол􏰀жают его дело практически во всех уголках земного шара).
В музее находится голографическая воско􏰀вая фигура Ю. Либиха, с учебни􏰀ком в руках... и кажется, что при􏰀сутствуешь при чтении лекции. Иллюзия полная: слышен голос, произносящий немецкие слова, глаза моргают, рот открывается, мимика довольно богата. Не хва􏰀тает только студентов, заворожен􏰀но слушающих своего профессора, хотя в недостатке аудитории отка􏰀зать ему нельзя: посетители музея в восхищении взирают на это чудо.

Русскую ветвь рода Либихов заложил переселившийся в начале XIX века из герцогства Браун􏰀швейгского «кузнечных дел мастер» Георг-Фридрих Либих. Его «патен􏰀ты» (старинные цеховые докумен􏰀ты с висячими печатями, удостове􏰀ряющие его квалификацию) храни􏰀лись в семье до 1942 года. Он стал работать кузнечным мастером на Литейном дворе, занимался также художественным чугунным литьем. В 1822 году он женился на Анне􏰀-Доротее Гейде. У них было трое де􏰀тей: старшая дочь (имя неизвестно), сын Георг􏰀Фридрих младший (1825–1878) и сын Александр􏰀 Иосиф (1827–1903).

Семья была обеспеченной, что видно как по одежде его жены, так и по тому, что двое его сыновей одновременно по􏰀сещали Медико􏰀-хирургическую академию вольнослушателями, т. е. учились за свой счет.
В 1847 году Александр􏰀-Иосиф поступил на фармацевтический факультет Медико􏰀хирургической академии, открыв таким образом династию петербургских Либи􏰀хов 􏰀медиков, и, окончив его, учил􏰀 ся на медицинском факультете Дерптского университета, где в 1857 году защитил диссертацию на тему «Некоторые фармакологи􏰀ческие исследования эфирного эк􏰀стракта мужского папоротника» (на латинском языке). С 1857 года он начал службу в Обуховской больнице Петербурга, в которой проработал 34 года (вообще с Обу􏰀 ховской больницей, основанной Екатериной II в 1784 году для бед􏰀 ных, связаны судьбы многих чле􏰀нов семьи Либих). К 1869 году он уже был старшим доктором боль􏰀ницы по терапии, а через год полу􏰀чил чин статского советника, да􏰀вавший его семье потомственное дворянство. После смерти первой жены Александр-􏰀Иосиф был женат на Ольге􏰀-Марии (Ольге Иванов􏰀не) Брейтигам, дочери владельца придворного экипажного заведе􏰀ния на Захарьевской улице, 8, куда молодые переехали после свадьбы. Его жена после смерти отца владе􏰀ла каменным доходным домом на Моховой улице, 14, перестроен􏰀ным в 1905–1906 годах архитекто􏰀 ром Лидвалем (сохранился до на􏰀 стоящего времени).


Ей также при􏰀 надлежала дача в Куоккале (Репи􏰀не) на берегу моря, существующая до сих пор. Там летом устраива􏰀лись пикники, гулянья, часто при􏰀нимали гостей, катались на паро􏰀вом катере по заливу.
Его старший брат Георг Фрид􏰀рих Либих􏰀 младший (1825–1878) начал карьеру с ученика аптекаря, а после окончания Медико􏰀-хирурги􏰀 ческой академии поступил на госу􏰀 дарственную службу: был заведую􏰀щим аптечным складом в Кронш􏰀тадте, помощником управляющего аптекой госпиталя при Медико-􏰀хирургической академии, лаборантом кафедры фармации и фармакогно􏰀зии академии. После защиты в 1862 году магистерской диссертации на тему «О салициловых соединени􏰀ях» он стал магистром фармации, был избиран адъюнкт􏰀-лаборантом кафедры фармации. На кафедре он был помощником знаменитого хи􏰀мика Н. Н. Зинина, место которого должен был занять, но этому поме􏰀шало слабое знание русского язы􏰀ка; также сотрудничал с профессо􏰀ром А. П. Бородиным, известным химиком и композитором.

В 1866 году Г. Ф. Либих ушел из академии, купил аптеку на Знаменской улице, 26 (теперь улица Восстания, 30), и владел ею до самой смерти в 1878 году. Аптека была большая (напри􏰀 мер, в 1874 году за год было приня􏰀 то 37 тысяч рецептов). Был женат на Шарлотте Бурвиц, с которой про􏰀 жил 7 лет и имел сыновей Фридри􏰀ха-􏰀Александра (Федора) и Алексан􏰀дра􏰀-Бернгарда (Бориса). Семья сни􏰀 мала квартиру около Александрин􏰀ского театра (Александринская пл., ныне – пл. Островского, д. 9, кв. 40).
Немецкая община, к которой принадлежали все Либихи, жив􏰀шие в Санкт􏰀Петербурге, была весьма консервативна, жила замк􏰀нуто, браки заключались между своими семьями, разговорный язык был немецкий, вероисповеда􏰀ние лютеранское. Консерватив􏰀ность проявлялась даже в выборе квартир (так, после смерти жены Георг Либих с сыновьями переехал в дом, где находилась его аптека, а в его квартиру на Александринской площади въехал его племянник Э. Э. Дрейпельхер (сын старшей се􏰀 стры). После же смерти самого Ге􏰀орга его несовершеннолетние сыно􏰀вья были взяты на воспитание се􏰀мьей Дрейпельхер и вновьверну􏰀 лись в квартиру у Александринс􏰀кого театра, в которой родились. Все родственники поддерживали тесные отношения, помогали друг другу, свято сохраняли семейные традиции. Такой традицией стало получение медицинского образо􏰀вания или выбор специальности врача и места работы. Так, почти все петербургские Либихи окончи􏰀ли Военно􏰀медицинскую акаде􏰀мию, где преподавание велось на русском и немецком языках, и ра􏰀ботали в Обуховской больнице.
Эрнст Дрейпельхер, окончив Военно-􏰀медицинскую академию в 1872 году, начал работать в Обу􏰀ховской больнице терапевтом, за􏰀тем старшим доктором больницы, дослужился до статского советни􏰀ка. Имел ордена Св. Анны III и II степеней (1899) и Св. Станисла􏰀 ва III и II степеней (1906).
Его воспитанник – Фридрих􏰀-Александр (Федор Федорович) Либих – окончил гимназию Петер􏰀шуле при лютеранской церкви Св. Петра (Невский пр., 22), затем поступил в Военно􏰀медицинскую академию, которую окончил в 1891 году. На средства, полученные от продажи аптеки отца, он продолжал образование за границей (в Швей􏰀царии у профессора Т. Кохера и в Париже у А. Вернейля). В 1896 году он начал работать хирургом в Обу􏰀ховской больнице вместе со своим опекуном Э. Э Дрейпельхером. Там он встретился с урологом Борисом Николаевичем Хольцовым, став􏰀шим его ближайшим другом, а потом и родственником (сын Ф. Ф. Либиха женился на дочери Б. Н. Хольцова). В 1898 году Фе􏰀дор Федорович заразился от диф􏰀терийного больного, высасывая у него пленки из горла через трубку. В газете, издававшейся Обуховс􏰀 кой больницей, появилась заметка «Героический поступок доктора Либиха». Во время болезни за ним ухаживала работавшая там же сес􏰀тра милосердия Анна Нафанаилов􏰀на Гудима, на которой он через год женился. Немецкие родственники отнеслись к той женитьбе неодоб􏰀рительно, надеясь, видимо, что он женится на лютеранке.
Ф. Ф. Либих был основатель􏰀ным хирургом, отдававшим много сил и времени своей профессии. В 1904 году он защитил докторскую диссертацию на тему «К вопросу об оперативном лечении ограни􏰀 ченных и разлитых перитонитов в зависимости от заболеваний чер􏰀 веобразного отростка».
Будучи прекрасно образован􏰀ным человеком, много читал, в со􏰀вершенстве знал немецкие диалек􏰀ты (любил читать Фрица Рейтера на Платт􏰀Дойч). Он был челове􏰀 ком малообщительным, меланхо􏰀личным, склонным к уединению.  В жизни семьи участия принимал мало, целиком доверив ведение хозяйства и воспитание детей сво􏰀 ей жене Анне Нафанаиловне, ко􏰀 торая обладала характером твер􏰀 дым, хозяйство вела экономно и детей держала в строгости.
Призванный во время Русско􏰀-японской войны на военную служ􏰀бу, работал в качестве уполномо􏰀ченного Красного Креста и старше􏰀го врача госпитального отряда об􏰀щины сестер милосердия Кауфма􏰀на. Там он заболел тифом и под влиянием жены дал обет: если выз􏰀доровеет – перейдет в православ􏰀ную веру. 30 мая 1905 года был кре􏰀щен в г. Николаевске􏰀-Уссурийс􏰀ком, став первым Либихом, при􏰀нявшим православие. В ноябре 1905 года Федор Федорович вер􏰀нулся на работу в Обуховскую больницу. К тому времени в семье было уже четверо детей: Федор (1900), Сергей (1902), Елизавета (1903) и Николай (1905). Жизнь в столице стала дорога для боль􏰀шой семьи, и в 1906 году они пере􏰀ехали в Тамбов, где Ф. Ф. Либих служил старшим врачом губернс􏰀кой земской больницы.

Семье вра􏰀ча полагалась казенная квартира с отоплением и другие «льготы». В 1911 году ему предложили место старшего врача городской больни􏰀цы Севастополя, в которой он про􏰀 служил до своей смерти в 1940 году. Будучи ведущим хирургом города, он в 1936 году был награжден орденом Ленина в связи с 45-􏰀летием врачебной деятельности.
После смерти мужа Анна На􏰀фанаиловна жила замкнуто с внуч􏰀кой Лилей и больной домработни􏰀цей. Во время войны осталась в осажденном Севастополе, где скон􏰀чалась 1 июля 1942 года от водян􏰀ки. Гроб достать было невозмож􏰀но, и его сделали из платяного шка􏰀фа. Во время похорон, когда про􏰀вожавшие еще были на кладбище, в свежую могилу попал снаряд, и она была уничтожена взрывом.

Из всех детей Федора Федо􏰀ровича лишь один Сергей пошел по стопам своего отца, став врачом. Он помнил себя с 2,5􏰀летнего воз􏰀 раста, например, как, гуляя с няней и старшим братом Федей, стал свидетелем разгона казаками де􏰀монстрации у Технологического института в 1905 году. В Севасто􏰀поле он поступил в классическую гимназию, которую окончил в 1920 году. По характеру был похож на своего отца (также не любил боль􏰀шое шумное общество, любил уединиться с книгой и куском хле􏰀ба с маслом). Читал много, везде, даже в ванной. После окончания гимназии приехал в Ленинград и жил со старшим братом Федором, учившимся в Институте граждан􏰀ских инженеров.
Сергей поступил в Государственный институт меди􏰀цинских знаний (ныне Санкт􏰀-Пе􏰀 тербургская государственная медицинская академия им. И. И. Меч􏰀никова). Там возобновилось зна􏰀комство семей Либихов и Хольцо􏰀вых. К тому времени Б. Н. Холь􏰀цов был профессором урологии и руководил кафедрой в Государ􏰀ственном институте для усовер􏰀шенствования врачей (ГИДУВ). Дом был поставлен на широкую ногу, имелись горничные, кухарка, няня, лакей Данила, который впус􏰀кал и раздевал пациентов, являв􏰀шихся на прием к профессору Хольцову. Несмотря на крутой нрав хозяйки, Татьяны Петровны, горничные служили подолгу, а одна из них – Антонина Ивановна Ива􏰀нова, взятая в дом девятнадцати􏰀летней девушкой, прослужила в семье до 1985 года.
Мальчики ходили в гости к Борису Николаевичу и его семье (Захарьевская ул., д. 3, кв. 15), где по воскресеньям обедали. Оба бра􏰀та увлекались дочерью Бориса Николаевича Тамарой Борисов􏰀ной, студенткой романо􏰀-германс􏰀кого отделения Петроградского университета, водили ее в театры, на концерты, много времени про􏰀водили вместе. Летом 1924 года се􏰀 мья Хольцовых приехала в Севас􏰀 тополь, где младший брат сделал Тамаре предложение, опередив, таким образом, старшего. Предло􏰀жение было принято, и 9 ноября 1924 года Сергей и Тамара обвен􏰀чались в Сергиевском соборе на Литейном проспекте. Молодые поселились в квартире Бориса Николаевича Хольцова, в которой прожили до смерти Тамары Бори􏰀 совны в 1968 году.
После окончания института (в институте увлекался патологи􏰀ческой анатомией и работал у про􏰀 фессора В. Г. Гаршина – племянни􏰀 ка писателя Гаршина) Сергей Фе􏰀дорович долго не мог найти рабо􏰀ту, стоял на бирже труда как безра􏰀ботный. Наконец в 1930 году он ус􏰀троился научным сотрудником в Институт охраны труда, и карьера его началась.
Первенец молодой семьи – Бо􏰀рис (названный в честь деда) был высокоодаренным художником. Еще будучи совсем юным, он пре􏰀красно рисовал и учился рисова􏰀нию во Дворце пионеров. Его рабо􏰀ты до сих пор хранятся в семье.
В 1929 году родилась дочь Та􏰀тьяна, названная в честь бабушки –Татьяны Петровны Хольцовой (во􏰀 обще в семье Либихов детей часто называли в честь бабушек, дедушек, новые имена не приветствовались, и дети всегда знали, в честь кого они названы). Девочка прожила недо􏰀лго, в 2􏰀-летнем возрасте скончалась от менингита. Потеря ребенка стала огромным горем. В семье дети все􏰀 гда были любимы, оберегаемы, их очень баловали, процветал «культ детей». Воспитывали детей мягко, практически не наказывая, лишь нежно журили за провинности. Ро􏰀дители были скорее друзьями сво􏰀их детей, чем наставниками. Не удивительно, что они были безу􏰀тешны, и через год в семье появил􏰀ся сын Сергей.
Тамара Борисовна никогда не работала (за исключением военных лет) и целиком посвятила себя вос􏰀 питанию сыновей, занимаясь с ними языками (которых, как окон􏰀чившая немецкую школу Аннен􏰀шуле на Кирочной, 8, в совершен􏰀стве знала три), чтением, музыкой. В доме часто бывали друзья, зна􏰀комые, их любили, приглашали, и люди чувствовали себя очень хо􏰀рошо в этом гостеприимном доме.
Сергей Федорович, будучи по натуре человеком довольно замк􏰀нутым и скромным, часто не выхо􏰀дил к гостям, отсиживаясь в своей комнате.
К 1935 году у него уже было опубликовано несколько статей по гигиене труда и готовилась к защи􏰀те кандидатская диссертация, но неожиданно его мобилизовали во флот и назначили начальником ла􏰀боратории Кронштадтского воен􏰀но􏰀морского госпиталя. В Ленин􏰀град он приезжал лишь на выход􏰀ные дни, всю неделю живя в Крон􏰀штадте один. В июле 1938 года он был арестован и провел в заключе􏰀нии 83 дня.
Пока отец находился в тюрьме, в результате несчастного случая в возрасте тринадцати лет погиб Боря. Получивший свободу по ука􏰀зу наркома Л. П. Берии, отец с ужа􏰀сом узнал о смерти старшего сына.
Недавний заключенный с трудом устроился на скромное ме􏰀сто лаборанта Обуховской больни􏰀цы по протекции своего тестя Б. Н. Хольцова. Поистине эта боль􏰀ница помогает Либихам в трудные минуты жизни на протяжении мно􏰀гих поколений!􏰀
Перед войной его вновь при􏰀звали во флот и назначили началь􏰀ником лаборатории Ижорского во􏰀 енно􏰀морского госпиталя, который располагался в поселках Дубки и Ольгино (в 5 км от Ораниенбаума). Там, на Ораниенбаумском плацдар􏰀ме, не занятом фашистами никогда, в тяжелейших условиях вместе с женой и сыном, которые приехали к нему предвоенным летом «на дачу», С. Ф. Либих прослужил 4 холодные и голодные зимы; несмотря на не􏰀мецкую фамилию, он в 1942 году был принят в большевистскую партию. После снятия блокады С. Ф. Либих привез 14-􏰀летнего пле􏰀мянника жены Лешу Хольцова, ро􏰀дители которого умерли от голода в осажденном городе. Он прожил в семье до своей женитьбы.
В 1944 году С. Ф. Либих был награжден двумя орденами Крас􏰀ной Звезды, а также медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За оборону Ленин􏰀 града» и др.
В январе 1945 года се􏰀 мья переехала в Таллин, где Сер􏰀гей Федорович получил звание подполковника. Осенью 1946 года, поступив в адъюнктуру Военно-􏰀 медицинской академии, он смог вернуться с семьей в свою кварти􏰀ру на улице Каляева, которую не видел около пяти лет. В 1950 году он стал ассистентом кафедры во􏰀 енно􏰀морской гигиены Военно􏰀 медицинской академии, в 1952 году – полковником. Много выез􏰀жал на флоты, участвовал в разра􏰀ботке «закрытых тем», имел много изобретений. С 1958 года, демоби􏰀лизовавшись, С. Ф. продолжал ра􏰀ботать и ушел на пенсию в 1965 году.
Он выглядел моложаво, мед􏰀ленно старел, почти ничем не бо􏰀лел. Смерть жены пережил очень тяжело, но никогда не подавал виду и вообще всегда всячески избегал бурных проявлений чувств. Любил сидеть в своей комнате с француз􏰀ской или русской книгой и бока􏰀лом «Каберне». Был человеком минимальных запросов для себя и максимальных – для детей. Посвя􏰀тив себя внучкам, особенно любил и хорошо понимал младшую – На􏰀ташу, с которой оставался дома, пока родители были на работе, поз􏰀же помогал в учебе. У деда и внуч􏰀ки была большая дружба, свои соб􏰀ственные секреты. Он дожил до правнуков, и первая правнучка Анюта стала его последней любо􏰀вью. Он помогал ухаживать за ней, покупал ей фрукты, приезжал на дачу в Комарово, где она жила ле􏰀том, и подолгу гулял с коляской, в которой сидел полуторагодовалый ребенок с мороженым в руке. И все же при всей любви к детям, при том, что он их очень баловал, все􏰀 гда говорил: «Нет слова “не могу”, есть слово “не хочу”». Это запом􏰀 нили все дети и слушались его бес􏰀прекословно. Был пунктуален (ска􏰀 зывалась немецкая кровь), споко􏰀ен, говорил негромко, никогда не кричал (тем более на детей), ни􏰀 кому ничего не навязывал, просто делал «как надо», и глядя на него, окружающие старались держать􏰀ся соответственно. Продолжая се􏰀мейные традиции, всегда праздно􏰀вал Рождество (причем лютеран􏰀ское Рождество – 25 декабря, как было принято в семье его отца), собирая в своей комнате всю се􏰀мью. Наряжал маленькую елочку,  угощал шампанским, мандарина􏰀ми, шоколадными конфетами, для каждого члена семьи готовил не􏰀 большой подарок. Этот праздник любил, пожалуй, больше всех ос􏰀тальных, скептически относясь к празднованию Нового года и даже своего дня рождения (этот празд􏰀ник вообще не любил). Он умер в марте 1979 года, немного не дожив до своего 77􏰀-летия.
Его единственный сын Сергей пошел по стопам отца, не нарушив семейную традицию, а возможно, вписав одну из самых ярких и блес􏰀тящих страниц в анналы своей семьи. Уже в самом факте его рожде􏰀ния просматривается некоторая предопределенность. Родившись вскоре после трагической смерти своей маленькой сестры, он, конеч􏰀 но же, был желанным ребенком. Родители души в нем не чаяли, всячески баловали и потакали ма􏰀лейшим прихотям (возможно, это явилось причиной того, что, став взрослым, Сергей всегда был уве􏰀рен в себе, в своих силах, возмож􏰀ностях, к цели шел прямо и, как следствие названных качеств, жиз􏰀ненный путь его был успешен).
Ребенок рос необыкновенно активным, любознательным, но капризным и своевольным. Мать вложила много времени и сил в его воспитание – водила в театры, ус􏰀траивала для него детские празд􏰀ники, отец много гулял с ним по городу, рассказывая обо всем. Сам мальчик научился читать доволь􏰀но рано и, обладая феноменальной памятью, прекрасно знал и любил историю, литературу, рисовал (не так хорошо, как его старший брат Боря, но сохранившиеся в семье детские рисунки показывают яв􏰀ные способности маленького Сере􏰀жи к рисованию).
Когда ему было 6 лет, в семьепроизошла трагедия, воспомина􏰀 ние о которой осталось на всю жизнь: практически на глазах погиб старший брат (мальчики игра􏰀 ли в спальне).
Семья продолжала жить в квартире Б. Н. Хольцова, и обще􏰀ние с ним очень повлияло на ста􏰀новление характера Сергея. Он многое перенял от своего деда: по􏰀разительную работоспособность, ответственность перед семьей за ее материальный и нравственный уровень жизни, помощь всем чле􏰀нам семьи.
Часть школьных лет мальчик провел в условиях блокады – на Ораниенбаумском пятачке. Жили очень трудно, голодали, отказывая себе во всем, отдавая сыну после􏰀дний кусок хлеба (Сергей Федо􏰀рович даже падал в обморок от го􏰀 лода). Сдавали кровь, чтобы полу􏰀чить дополнительный паек. Тама􏰀ра Борисовна начала работать кас􏰀теляншей, затем в медицинской канцелярии. Но в семье считали, что мальчик должен получать об􏰀разование, и первую самую тяже􏰀лую блокадную зиму мать занима􏰀лась с ним дома (была пройдена программа второго и третьего клас􏰀сов). С 1942 по 1944 год он само􏰀стоятельно ходил в школу в дерев􏰀ни Дубки и Бронки, в которой шли занятия, хотя в классе было 3–4 ученика. Тогда же, по мальчишес􏰀кому любопытству, Сережа, коле􏰀ся по округе, зашел в соседнюю де􏰀 ревню, занятую немцами. Он ви􏰀дел солдат, которые брали воду из колодца, слышал немецкую речь и, сообразив, что он ненароком пере􏰀шел линию фронта, поспешил вер􏰀нуться домой.
Но и в тех условиях семья со􏰀храняла свои традиции. На Новый год и день рождения сына всегда при􏰀глашались гости (в госпитале жило 4 гражданские семьи: Либихи, Сквирские, Шапиро и Левитес), подавалось угощение (это мог быть овсяный кисель), дарились подарки (на десятилетие Сережа получил в подарок почтовые марки).
После снятия блокады отец повез мальчика в Ленинград, и его страшно поразил вид города: мрач􏰀ный, обшарпанный, грязный. Квар􏰀тира была заставлена вещами, и им пришлось ночевать у друзей. Вме􏰀сто дров печку топили книгами, что также поразило воображение.
В Таллине, куда семья перееха􏰀ла на два года, Сережа заново от􏰀крыл для себя театр. Он пересмот􏰀рел все постановки в Русском теат􏰀ре – от В. Шекспира до Д.􏰀Б. При􏰀стли. Он буквально «заболел» теат􏰀ром и, когда семья вернулась в Ле􏰀нинград, практически не пропускал ни одной премьеры, убегая из шко􏰀лы в театр, и это, конечно, не замед􏰀лило сказаться на его успеваемос􏰀ти. Он остался на второй год в восьмом классе, но следующим ле􏰀том, сдав экстерном экзамены за девятый класс, практически навер􏰀стал упущенное время. А школу окончил с серебряной медалью.
Любовь к театру вылилась в увлечение любительскими домаш􏰀ними спектаклями, которые стави􏰀 лись и игрались Сережей и его дру􏰀зьями. Он был и Арбениным из «Маскарада», и Незнамовым («Без вины виноватые»). Ставили также «Юбилей» А. П. Чехова, «Белый ужин» Э. Ростана.
Несмотря на любовь к театру, проблемы выбора специальности у него не было. Первый медицинский институт был окончен с отличием. Во время учебы Сергей увлекся психиатрией, посещал студенчес􏰀 кое научное общество.
На первом курсе в физкультур􏰀ном зале он впервые увидел сту􏰀дентку Римму Белову, которая по􏰀 разила его воображение, выполняя на кольцах сложные упражнения. Эта встреча предопределила его дальнейшую судьбу. Со свойствен􏰀ным ему упорством он стал ухажи􏰀вать за ней и добился того, что она стала его женой. Молодожены по􏰀селились у родителей, продолжая учиться в институте.
На 5􏰀-м курсе в молодой семье родилась первая дочь, названная Татьяной в честь умершей сестры Сережи. Его мама приняла боль􏰀 шое участие в воспитании внучки, оставив ее у себя, так как молодые родители были распределены в г. Петрозаводск, где работали два года в республиканских больницах: муж – психиатром, а жена – аку􏰀шером􏰀-гинекологом.
Приехав в Ленинград, С. С. Ли􏰀бих поступил на работу в Психонев􏰀рологический институт имени Бех􏰀терева, где написал и защитил сна􏰀чала кандидатскую диссертацию по вопросам алкоголизма, а затем и докторскую – по коллективной психотерапии. К этому времени это уже серьезный ученый, имею􏰀щий большое количество печат􏰀ных трудов, переведенных на мно􏰀гие языки.
Около тридцати лет он прора􏰀ботал в ГИДУВе сначала вторым профессором на кафедре психотера􏰀 пии, а затем возглавляя в течение 10 лет им же созданную кафедру сек􏰀сологии, единственную в стране. На кафедру приезжали слушатели со всего Советского Союза, которые потом становились участниками «Либиховских сред», более 20 лет проводившихся на базе клиники неврозов им. акад. И. П. Павлова. Ему принадлежит 164 научных тру􏰀да, из них 11 монографий, он явля􏰀ется академиком Академии акмеологических наук, блестящим лекто􏰀ром, создателем нового научного на􏰀 правления.
При таком объеме работы (на􏰀писание статей и монографий, чте􏰀 ние лекций в Ленинграде и других городах, консультирование боль􏰀ных, командировки и выездные циклы) Сергей Сергеевич большое внимание уделял воспитанию сво􏰀их дочерей (в 1965 году родилась младшая дочь – Наташа), отдавая им все то, что в свое время полу􏰀чил от родителей. Благодаря ог􏰀ромной эрудиции и энциклопеди􏰀 ческим знаниям общение с ним всегда высоко ценилось и взрослы􏰀ми, и детьми. А его артистическая натура, исполнение им неаполитан􏰀ских песен, юмористических зари􏰀совок доставляло истинное на􏰀слаждение. Искусством беседы он владел в совершенстве, умел так увлечь слушателя, что время лете􏰀ло незаметно. Придавая огромное значение правильности русского языка, не уставал поправлять, объяснять, учить. В семье было при􏰀нято чтение детям вслух класси􏰀ческих произведений (один толь􏰀ко роман «Войну и мир» он прочи􏰀тал вслух 4 раза: сначала двум до􏰀 черям, потом двум внучкам), по􏰀ходы в театр, филармонию, поезд􏰀ки по стране с целью познакомить детей с архитектурой и достопри􏰀 мечательностями Киева, Таллина, Москвы. Почти каждый месяц в доме бывали гости: интересные разговоры о политике, литературе, музыке собирали всю семью, и дети всегда с интересом присут􏰀 ствовали на этих вечерах, слушая рассказы и воспоминания старших. Каждое лето семья обязательно проводила на даче (сначала в Ре􏰀пине, потом в Комарове). В 1977 году семьей была куплена дача в Усть-􏰀Нарве, старинном курорте Эстонии, и с тех пор ежегодно дети получили возможность проводить лето на берегу Нарвского залива. А зимние каникулы практически превращались в волшебную сказ􏰀ку: семейные посиделки у печки, катания на лыжах и финских са􏰀нях, обязательные празднования Рождества с елкой, свечами, по􏰀дарками, гостями (в Усть􏰀-Нарве собиралось небольшое общество знакомых врачей и просто добрых друзей). Дом семья сохранила и по сей день, несмотря на немалые трудности, связанные с получени􏰀ем виз и поездками «к себе на дачу», практически за границу.
Хотя, перенеся в 2000 году об􏰀 ширный инсульт, Сергей Сергее􏰀вич отошел от дел, династия Либихов􏰀-медиков не прервалась. Его жена – Римма Филипповна Либих, врач􏰀-гинеколог – сначала работала в Институте акушерства и гинекологии АМН СССР, а за􏰀 тем оперирующим хирургом-􏰀гине􏰀кологом, доцентом кафедры аку􏰀шерства и гинекологии Военно􏰀-медицинской академии.
Младшая дочь Наташа пошла по стопам своих родителей. Окон􏰀чив Первый медицинский инсти􏰀тут, стала ассистентом кафедры психотерапии ГИДУВа. В настоя􏰀щее время работает в г. Штутгарте (Германия).
Сейчас в Санкт􏰀Петербурге трудятся 4 врача из семьи Либи􏰀хов: Евгения Федоровна (двою􏰀 родная сестра С. С. Либиха) – врач􏰀-гинеколог Санкт-􏰀Петербург􏰀ской государственной медицинс􏰀кой академии им. И. И. Мечникова, ее дочь – Лариса Семеновна – тера􏰀певт поликлиники г. Пушкина; пле􏰀мянник – Алексей Федорович – ге􏰀неральный директор и главный врач медико􏰀санитарной части No 4 (неф􏰀тегазового комплекса); его жена – Галина Ивановна – 10 лет прорабо􏰀тала стоматологом в Обуховской больнице (в настоящее время ра􏰀ботает вместе с мужем). И, нако􏰀нец, самый молодой Либих – их сын Дмитрий – поступил в Санкт􏰀-Петербургский государственный медицинский университет им. акад. И. П. Павлова, продолжая таким образом почти двухсотлетнюю ис􏰀торию этой петербургской врачеб􏰀ной семьи.

1 Красногоров В. М. Юстус Либих. М., 1980. С. 6–7.
2 Heilenz S. Das Liebig􏰀Museum in Giessen. Giessen, 1996. S. 2–8.
3 Бройтман Л. И., Дубин А. С. Моховая улица. СПб., 2001. С. 99–100.
4 Весь Петроград. Пг., 1917. Стб. 682.
5 Там же. Стб. 729.
6 Там же. Стб. 687.
7 Санкт􏰀Петербургская медицинская академия последипломного образования на
рубеже ХХ–ХХI веков. СПб., 2000. С. 289.

В статье использованы фотогра􏰀фии из семейного архива Либихов. Пуб􏰀ликуются впервые.􏰀

История Петербурга. No 1 (29)/2006


Tags: врачи, люди, общество
Subscribe

  • Злонамеренность: легенды и истории.

    Последняя попытка Кришны. И когда уже было понятно, что война неотвратима, несмотря на это, Кришна счел необходимым еще раз предложить мирные…

  • Чтение чтению рознь

    И это же относится к сериалам и развлекательному кинематографу. В первой четверти жизни любовь к чтению создает Человека Культуры. В детстве…

  • Обладает ли собака природой Будды?

    В древней философии Индии содежится наблюдение: существуют непреодолимые противоречия. Между казаками и разбойниками. Между пролетариатом и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments