kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Categories:

Воспитательное значение Хануки.


Нахум Гутман

Слово Ханука является однокоренным со словом «хинух» («воспитание»), а значит Ханука имеет важную воспитательную роль.

В различных интерпретациях самого названия праздника Ханука мы видим три важных аспекта объяснения самой сути праздника. Это память о военной победе евреев над своими завоевателями, память о чуде с маслом, с помощью которого был освящен Храм, и акцент на духовное воспитание последующих поколений.


Исследователи полагают, что различие в текстах отражает историю самого праздника. Сначала Ханука праздновалась как напоминание о победе Маккавеев, также отмечалось повторное освящение Храма. Однако со временем чудо с маслом стало превосходить военную победу. Этот сдвиг в акцентах можно приписать последующей истории Хасмонеев: они эллинизировались и некоторые из них даже преследовали раввинов. Именно эта темная история вытеснила их яркое начало.

Постепенно Ханука эволюционировала от чисто храмового праздника до семейного.

Сейчас ханукийот должны зажигать все: мужчины, женщины и даже дети старше 9 лет. Более строгие законоучители требуют, чтобы горел один огонь на каждого человека в семье. В Талмуде также описан спор между авторитетными мудрецами 1 в. н.э. Шамаем и Гилелем. Шамай утверждал, что нужно зажигать восемь огней в первый день, а в последующие дни Хануки - на один огонь меньше. Гилель же считал, что огни нужно зажигать по возрастанию, т.е. один огонь в первый день и восемь - в последний. Сангедрин принял точку зрения Гилеля. Такой порядок установлен, чтобы напомнить, что каждый новый светильник драгоценней предыдущего, ибо напоминает о чуде, которое становилось все более явным и значительным с каждым днем.

Важным аспектом Хануки является требование публичного свидетельства о чуде.
Чудо Хануки каждый год учит евреев, что ничто не может воспрепятствовать воле Бога. Победа может достаться не сильным и многочисленным грешникам, а праведным и справедливым людям, даже если они будут в меньшинстве. «Ибо настоящее мужество всегда основано на чистоте, а не на скверне, настоящее единство возможно только между праведниками»

Особое внимание на Хануку уделяется обучению Торе.

Еще век назад во многих еврейских общинах Восточной Европы на Хануку руководители общины собирались и обсуждали системы обучения Торе детей и остального народа, ибо основа нравственности и духовности - это приближение детей к Торе. У многих раввинов был обычай выходить в дни Хануки из своих городов, ходить по маленьким местечкам и учить народ Торе, и для народа это изучение Торы было духовной пищей на целый год.

Некоторые общины считают, что восьмой день Хануки имеет особое значение, как пик праздника, когда свет ханукии горит ярче всего. Последний день Хануки называется Зот Ханука («Вот Ханука»), поскольку в этот день читается отрывок из Торы, который описывает жертвоприношения в Храме и начинается этими словами. Считается, что восьмой день Хануки вбирает в себя все главные черты праздника: это апогей чуда. Почему Зот Ханука становится настолько важным днем, можно понять при рассмотрении роли, которую в иудейской традиции играет число 7. Число 7 - это совершенное число, число завершения и полноты, Шабат является седьмым днем недели. Число 8 - это 7 плюс 1, т.е. восемь превышает число завершения. Если 7 означает границы времени, то 8 находится уже вне времени. Восьмой день Хануки является самой сутью Хануки и напоминанием о Божественном свете, который всегда присутствует в мире.

Согласно ортодоксальной традиции, греки не собирались лишать евреев личной или экономической свободы, они покушались на свободу духовную. Они считали, что оказывают Израилю «благодеяние», навязывая ему свою богатейшую культуру, философию, науку и т.п. Они хотели избавить Израиль от «невежества», «отсталости», приобщить его к современным идеалам. Евреи того времени (и Хасмонеи прежде всего) видели в греческой культуре источник духовной скверны. Любое служение идолам для иудаизма отвратительно, но когда идолом становится сам человек - мир погрязнет в пучине духовной скверны. Самые основы греческой культуры с ее рационализмом и антропоцентричностью были чужды иудаизму того времени. Материальные идолы являются только овеществленным выражением уже проникшей в человеческие души скверны. Но когда люди начинают поклоняться самим себе, объявляют свой разум - высшей духовной инстанцией, способной устанавливать истинное значение вещей и понятий - тогда достигается предел нравственной деградации и моральное падение. Хасмонеи это поняли и объявили этому злу священную войну.

Тема противостояния добра и зла находит свое отражение еще в одном распространенном толковании глубинного значения Хануки. Здесь речь пойдет об извечном противостоянии двух сыновей Ноаха: Йефета и Шема.


У Яфета, сына Ноаха, было семь сыновей. Яван (еврейское название Греции) был его четвертым сыном. После многих сотен лет провинциального существования пришел и его час: Александр Македонский стал во главе объединенных Греции и Македонии, создал великую империю и подчинил себе множество народов.

Создавая мир, Вс-вышний заранее наделил Свои творения особыми качествами. Это относится и к небесным светилам, и к земным народам. Одним народам Он дал мужество и силу, другим – красоту, третьим – богатство, четвертым – мудрость, так что у большинства народов, по существу, почти не пересекающиеся интересы, и они не должны враждовать друг с другом. Только народ Израиля Вс-вышний наделил особым даром – приобретать все достоинства, все положительные качества, которые созданы Им, а также особым, уникальным даром – даром любви к Вс-вышнему и преданности Ему.

Яфета и его потомков Вс-вышний наделил мудростью и пониманием красоты. Hoax, благословляя Яфета, сказал, что «красота Яфета будет обитать в шатрах Шема», Иными словами, чтобы власть Яфета над красотой достигла предназначенного ей уровня, он должен поселиться в шатрах Шема.

Когда Александр сделал греческое государство могущественной империей, он собрал в своей столице множество ученых из разных стран и сделал ее средоточием мудрости. Именно тогда еврейские мудрецы вспомнили о благословении Ноаха и согласились перевести Танах на греческий язык, чтобы греки, искренно жаждавшие мудрости, могли ознакомиться хотя бы с основами Учения Шема – Торой.

Сам Александр глубоко почитал еврейских мудрецов и в особенности Шимона Праведника – своего современника.

Всемирная империя Александра заняла место своей предшественницы – Персидской империи, и Иудея просто перешла от одного завоевателя к другому. Сам Александр никогда не причинял евреям вреда.

Вскоре после смерти Александра Иудея стала провинцией эллинистической Сирии, которой правили потомки Селевка, одного из сподвижников Александра. Хотя духовным центром распавшейся империи Александра продолжали оставаться Афины, политическая власть в восточной ее части перешла к Селевкидам. С этого момента чужеземное владычество начало становиться все более тяжелым, а затем стало совершенно невыносимым.

Селевкидов раздражало, что жители Иудеи, маленькой провинции их огромного царства, жили совершенно обособленно и не поддавались влиянию господствующей эллинистической культуры.

Речь не шла о политической нелояльности – маленькая Иудея выполняла указания Антиохии и исправно платила налоги. Но духовное соперничество не прекращалось, и, несмотря на политическое господство греков, духовное превосходство еврейского народа было бесспорным – к вящей досаде покорителей мира.

Когда Тора была переведена на греческий язык, она вызвала глубокий интерес у тогдашних эллинистических властителей Сирии и Египта, которые стали относиться к евреям – народу Торы – с большим уважением. Однако впоследствии, когда они поняли, что Тора является источником жизненных сил для еврейского народа и мешает ему принять культуру завоевателей и тем самым полностью им покориться, они возненавидели ее.

Тора превратилась в главную мишень для врага, и вскоре противостояние между могущественным греческим царством и маленькой покоренной Иудеей стало явным.


Гюстав Доре

Красота становится уродством

Народы мира, как и небесные светила, имеют свое назначение. Однако народам, в отличие от светил, дана свобода выбора. Поэтому они в состоянии изменить своему назначению – на горе себе и всему миру.

«Красота Яфета» остается красотой только до тех пор, пока он мирно обитает в «шатрах Шема». Но когда он пытается завладеть «шатрами Шема», заставить хозяина этих шатров служить ему, он уподобляется самозванцу, захватившему чужое царство, и его лицо немедленно становится отталкивающе уродливым, его мужество превращается в обычный деспотизм, а мудрость становится низким коварством.

Греки готовы были примириться со многими заповедями Торы, которые, как им казались, не слишком диссонировали с их обычаями. Их ненависть вызвали лишь три заповеди, которые они решили искоренить: соблюдение субботы, освящение ново-месячий и обрезание. Они считали, что без этих мицвот Тора постепенно превратится в разновидность языческого культа.

Суббота более, чем что-либо другое, свидетельствует о том, что Вс-вышний является единственным господином мира, и что поклоняться следует только Ему.

Освящение новомесячий напоминает о том, что Вс-вышнему подвластно даже время, что Он находится над ним. Более того – власть времени над человеком не абсолютна. Освящение времен поручено Израилю, а вместе с ним – и установление праздников, сезонов и дней, когда милость Вс-вышнего проливается в мир.

Если бы евреи перестали освящать новомесячья, враги могли бы сказать: «Теперь в нашей власти решать, какие дни будут радостными для всего мира, а какие – печальными! Теперь мы управляем временем и устанавливаем все памятные даты!»

Брит-мила, обрезание – это напоминание о союзе между Вс-вышним и еврейским народом. Одновременно это и напоминание о том, что тело и душа человека едины. Как душа привязана к телу, к материальному миру, и должна считаться с ее реальностями, так и тело причастно к духовному миру и обязано считаться с его законами.

Лишь единство этих двух миров образует целостную Вселенную, сотворенную Вс-вышним. Добившись прекращения исполнения заповеди обрезания, греки могли заявить: «Духовный мир и мир плоти – суть разные сферы, между ними нет ничего общего. Удовлетворение наших желаний не может помешать полету души! Можно совместить созерцание высших миров с любыми пороками – тело может не делать уступок душе, а душа – уступок телу. Тело может валяться в грязи, а душа – воспарять к звездам!»

Результатом победы греков был бы мир, не знающий Творца, полагающий, что он властвует временем и может позволить себе предаваться любым порокам!
Хашмонаи справедливо полагали, что лучше провалиться в бездну, чем стать частью такого мира.

Три вещи, согласно Торе, не дают людям забыть о Вс-вышнем: мезуза – напоминание об Его Царстве, кисти-цицит на талите – напоминание о заповедях, светильники – напоминание о чуде Хануки.

На иврите слова «темнота» (хашеха) и «забвение» (шихха) получаются друг из друга простой перестановкой букв – настолько они близки. Их противоположность – свет, ибо тот, кто видит – поневоле вспоминает.

Чудо Хануки учит нас: ничто не может явиться препятствием для воли Вс-вышнего. Победа в конечном счете достанется не сильным и многочисленным нечестивцам, а праведным и справедливым людям, даже если они будут немногочисленны. Ибо настоящее мужество всегда основано на чистоте, а не на скверне, и настоящее единство возможно только между праведниками.

Единение праведников – это всегда единение многих, а единение злодеев – это только заговор, который не может стать всеобщим.

Автор текста Элиягу ки Тов


ИСТОРИЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА
Tags: праздник, религия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments