kotomysh (kotomysh) wrote,
kotomysh
kotomysh

Online-интервью с Гайдаром 09.12.2009

Директор Института экономики переходного периода ответил на вопросы читателей сайта "Ъ".

Егор Гайдар, директор Института экономики переходного периода
Родился в 1956 году в Москве. В 1978 году окончил с отличием экономический факультет МГУ, а затем и аспирантуру. Защитил кандидатскую диссертацию на тему "Оценочные показатели в механизме хозяйственного расчета производственных объединений (предприятий)", потом докторскую на тему "Экономические реформы и иерархические структуры".

До 1986 года работал научным сотрудником экономического факультета МГУ, в 1990 году возглавил созданный им Институт экономической политики Академии народного хозяйства АН СССР. В 1991 году Гайдар вошел в состав правительства РСФСР – был назначен заместителем председателя правительства. С февраля по апрель 1992 года исполнял обязанности первого вице-премьера правительства, министра финансов РФ, а с июня 1992 года по декабрь – занимал пост исполняющего обязанности главы совета министров РФ. 22 сентября был назначен на должность министра экономики РФ. Известен как глава "правительства реформаторов" и автор "шоковой терапии". После снятия с должности первого вице-премьера правительства РФ в январе 1994 года, начал сотрудничество с партией "Демократический выбор России", где был избран председателем. С 1999 года был представлен в Госдуме от избирательного блока "союз правых сил".

В настоящее время занимает пост директора Института экономики переходного периода. Автор более 100 публикаций в российских и зарубежных изданиях, владеет английским, испанским, сербским и хорватским языками. Женат на дочери писателя-фантаста Аркадия Стругацкого – Марии, имеет троих детей.



Чумаков Сергей [ 27.11 02:22 ] Не раз Вы сами признавались в интервью, как искаженно представляют деятельность вашей команды. Почему Вы не выходите в "свет", хотя бы в формате поддержки реноме? Вы так уверены в том, что когда-то граждане поймут ценности лично Ваших управленческих решений? Или Вы просто отстраняетесь от факта нарицательного произнесения Вашего имени в народе?

Ну, почему не выхожу. Я же сейчас отвечаю на ваши вопросы.

Владимир Исаев [ 01.12 09:13 ] Как Вы считаете, возможно ли в ближайшие 2 года повторение ситуации 90-х годов (т.е. коллапс финансовой сферы и потеря сбережений граждан РФ)?

Это во многом будет определяться тем, как будет развиваться нынешний тяжелый экономический кризис — самый тяжелый со времен Великой депрессии. В какой степени адекватной будет реакция российских властей на этот кризис и в какой степени мы будем подготовлены к жизни в условиях посткризисного мира. Если по политическому сценарию Россия, действительно, как говорит наш президент, пойдет по пути модернизации, диверсификации экономики, роста инновационных компонентов в экономике и так далее, то повторения не будет.

Раф [ 26.11 18:53 ] Егор Тимурович, почему Вы не уходите в политические диссиденты? В стране нет достойного лидера либерального направления. А Ваши экономические взгляды на развитие России не могут быть реализованы из-за отсутствия у руководства страны политической воли. Нельзя же быть всю жизнь философом, будучи в верхах, надо что-то делать. Или же Вы, как философ, ориентируетесь на степень развития населения (оно того достойно)?

Потому что я взял на себя роль человека, ответственного за очень тяжелые экономические реформы, которые, как показывали все опросы общественного мнения, заведомо были непопулярными. Хотя при этом общество начала 90-х имело своеобразно устроенное сознание (так бывает). Оно, во-первых, понимало, что экономические реформы абсолютно необходимы, чтобы уйти от катастрофы. При этом не хотело их основных компонентов, таких как – либерализация цен, без которой все стальное не работает. Поэтому я знал, что принимаю на себя всю эту ответственность. Борис Николаевич Ельцин — харизматичный политик, который в условиях коммунистической власти, работающей против него государственной пропаганды, умел выигрывать выборы в столице тоталитарной империи с результатом 90% «за» и инвестировал весь свой политический капитал в то, чтобы провести упорядоченные экономические реформы в России. Может, он не в полном объеме понимал, насколько тяжелым будет удар по его политической поддержке, связанной с этим выбором. Но он это сделал. Так что для меня быть лидером демократического движения – это значит подставлять демократическое движение, потому что слишком много людей в России я никогда не смогу переубедить в том, что это не я обесценил вклады, что это не из-за меня были тяжелые экономические проблемы начала 90-х годов. Оставим это историкам.

Мазепа Игорь [ 01.12 12:30 ] Могли бы Вы рассказать о Вашей работе в журнале "Коммунист"?

Это была очень интересная работа. Один из самых приятных периодов в моей жизни. Меня туда пригласил работать Отто Рудольфович Лацис. Он был назначен первым заместителем главного редактора журнала. Он хороший друг моего отца и вообще человек с довольно сложной судьбой, у него была куча политических неприятностей, долгие голы он был невыездным, находился под партийным расследованием, под запретом на публикации и так далее. И это был очень талантливый экономический журналист, которого я знал с детства. Он предложил мне – в то время ведущему научному сотруднику Института прогнозирования Академии наук, возглавить экономический отдел журнала «Коммунист». Главным редактором был Иван Фролов. Он друг с университетской скамьи Михаила Горбачева. И он начал перестраивать «Коммунист» из органа строгой партийной догматики в орган перемен. Когда мне предложили это место, я скажу честно, сильно задумался, а потом решил, что от таких предложений нельзя отказываться. Потому что не использовать «Коммунист» как инструмент открытия экономической информации, открытой экономической дискуссии по ключевым проблемам нашей страны, ну просто нельзя. И в этой связи, я честно говоря, доволен тем, что удалось тогда сделать в «Коммунисте». Журнал ведь толком не был подвержен цензуре. Предполагалось, что «Коммунист» сам цензура. Когда мы открывали цифры о дефиците бюджета Советского Союза, то нас некому было цензурировать. Это была моя личная ответственность.

Валентин [ 27.11 03:23 ] Егор Тимурович, как Вы считаете, борьба с коррупцией вообще может дать какие-то результаты, или все-таки систему МВД нужно полностью менять? Если сам Нургалиев признается и подтверждает, что система устарела. Будет ли власть как-то реагировать? Спасибо!

Борьба с коррупцией, это действительно важнейшая проблема российской политики, очень серьезная задача и нельзя ее решать лобовыми способами. То есть, если начать выносить расстрельные приговоры за коррупцию, то это приведет только к тому, что большая часть денег, которые связаны с коррупцией, перейдет в силовые структуры. Ничего иного не получится. Борьба с коррупцией это в первую очередь – реально свободные СМИ, имеющие реально свободный массовый доступ к населению. Во-вторых, это реально функционирующая система разделения властей, в том числе свободная судебная система и реально функционирующий парламент. Он может быть не идеален. Скажем, последний парламент, в котором я работал, это был парламент, сформированный по итогам выборов 1999 года. Он был далеко не идеален. Сказать, что все депутаты там не были коррумпированы, я никогда бы не взялся. Парламент – это площадка, на которой неизбежно сражаются разные группы интересов и каждый из них может положить на стол документы, которые показывают факты коррупции. Даже если им за это заплатили. И на это надо реагировать. Надо реагировать исполнительной власти. Это существенный элемент в борьбе с коррупцией. Так что, конечно, борьба с коррупцией это, в первую очередь, системные меры по обеспечению функционирования того набора институтов, которые проложили дорогу к тому, что называется современным экономическим ростом, то есть беспрецедентному ускорению экономического развития, которое созревало на протяжении столетий в Европе.

Нина [ 01.12 09:09 ] Здравствуйте, Егор Тимурович. Почему мы так беспомощны перед властью и почему власть так бессовестно пользуется нашей беспомощностью?

Потому, что мы прошли очень тяжелый период революционных потрясений конца 80-х начала 90-х годов. Одна из моих работ называется «Смуты и институты». Я там попытался описать, как складывается реальная жизнь людей, в условиях, когда старые институты уже рухнули, а для формирования новых, как пишут квалифицированные американские профессоры в учебниках, нужны многие годы или десятилетия. В этой ситуации люди раньше или позже просто устают от отсутствия какого-либо порядка. Пусть плохого порядка, как при старом режиме, пусть хоть какого-то, но порядка. Полицейский может быть очень не совершенный, но он есть на улице, и у тебя не срывают шубу прямо на пороге твоего дома. Общество тогда принимает решение, что черт с ней с этой свободой, дайте мне хоть какой-нибудь, но порядок. Это случалось не только с нами, точно такое же было во Франции, после французской революции. Тема свободы уходит, если нет порядка. Другое дело, что подобного рода ситуации не вечны. С течением времени общество просто понимает, что порядок – хорошо, но почему же он не совершенен. Власть обязана обеспечивать порядок, а собственно власть – это кто? Почему они не дают нам возможности влиять на процесс принятия каких-то решений. В этой связи есть реставрационные режимы, они почти неизбежны, но они не долговечны.

Мамедов Э. [ 29.11 16:59 ] Здравствуйте, Егор Тимурович! Почему Россия, самая образованная, грамотная и читающая страна, оказалась на обочине экономического развития? Спасибо за ответ.

Да, Россия образованная, достаточно грамотная страна. Хотя уровень образования менялся в течение времени. Но она все таким была на обочине того процесса резкого ускорения экономического роста, который шел по оси от устья Рейна до Венеции. По отношению к которому, дальше распространялись инновации, повышение эффективности земледелия и так далее. Мы немножко были на отшибе. И так было на протяжении многих веков. Это не значит, что мы все время будем отставать. Классический пример – Япония. Она была на той же дистанции, от Европы к 1870 году, как и мы. Когда и у нас, и в Японии начался современный экономический рост, Япония сумела преодолеть отставание от Европы. Мы не сумели. Но это не значит, что это фатальное предопределенность.

Сергей [ 26.11 17:13 ] Как вы думаете: «Когда Россия будет Европой?»

Опыт последних веков показывает, что история имеет значение, поэтому Англией Россия, по-видимому, не станет никогда. Но если говорить о важнейших параметрах, определяющих жизнь населения: таких как – реальные доходы, ВВП на душу населения уровень урбанизации, уровень образования, то на протяжении последних полутора веков дистанция между Россией и ведущими странами континентальной Европы, такими, как Германия и Франция, несмотря на то, что мы прошли две революции, две войны, социалистический эксперимент, была достаточно стандартной, Она колебалась, но в целом была близка к 50 годам. Так что гипотеза, что Россия в 2050 году будет похожа на Францию и Германию 2000 года – имеет основание.

Виталий Матусов [ 30.11 12:23 ] Уважаемый Егор Тимурович! У меня простой-сложный вопрос — у России есть будущее?

Я верю в логику исторического процесса. Она подсказывает, что умное, образованное общество неизбежно предъявляет спрос на свободу. Это происходит так или иначе, раньше или позже, но оно его предъявляет. Когда общество его предъявляет, у власти очень мало остается вариантов, чем удовлетворить спрос. Все остальное очень опасно. Это показывает история, например, с режимом Чаушеску. Уж ему жестокости было никак не занимать и готовности стрелять по людям, которые вышли с протестом – тоже. Это чем-нибудь ему помогло?

Юрий Анатольевич [ 28.11 15:19 ] Егор Тимурович, можете ли Вы ответить односложно, Россия — демократическая страна? Возможно ли экономическое/материальное процветание граждан вне зависимости от политического строя в стране?

Теоретически да – подобного рода режимы в условиях урбанизированных грамотных обществ уровня нашего ВВП, как правило, не стабильны. Скажем в Тайване – можно было бы в середине 1970-х годов представить себе переход к реальной демократии? Трудно. А в Южной Корее, Испании – тоже с трудом. И, тем не менее, эти задачи были решены. При всех проблемах в этих странах, были сформированы демократические режимы. Почему мы не можем пойти по этому пути? Ну, пока не идем, но это не значит, что это навсегда.

полный текст
Tags: взгляд на проблему, общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments