Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

аватар

По поводу топонима "Токсово": филологические размышления

И иже с ними: Колпина, Купчина, Васкелова, Кавголова, Косова, Сараева и Осло с Гродно....

Нет до сих пор  единого мнения о происхождении и самого назва­ния «Токсово». Но ряд историков и топонимистов склоняются к тому, что «Токсово» - финно-прибалтийский топоним tuoksuva — обозначающий «бла­гоухающее», из-за обилия черёмухи и пахучих трав, растущих по бере­гам многочисленных озёр, речушек и речек.
Кстати, словосочетание "река Токса" появилось в начале 2000-х годов. Оно обозначено на указателе около моста через эту реку на улице Гагарина (шоссе на Скотное - Вартемяки). Другими историческими названиями данной водной артерии, появившейся в XVIII веке как канал, по которому осуществлялся спуск воды из Кавголовского озера в реку Охту (главный магистральный канал системы "Токсовские озёра - Охта), являются: река Кавголовка, Большой Охтинский канал, Сяркийоки (фин. "Сярьговская река"), река Бешенка или, по фински, Райвойоки.

Нет согласия и в том, как произносить и писать этот топоним. Некоторые грамотеи пишут название латиницей как "TOXOVO", что можно перевести приблизительно как "ядовитое яйцо"...

Иные не согласны с академическим способом склонения топонима.
Дело в том, что иностранные топонимы с окончанием на О не склоняются по правилам русского языка (Токио, Осло, Глазго), за исключением топонимов славянского происхождения (напр. Косово, Сараево).
В справочнике Т. Ф. Ивановой и Т. А. Черкасовой «Русская речь в эфире» обращается особое внимание на то, что славянские названия среднего рода городов и местностей, например: Болдино, Колпино, Бородино, Дулёво, Сараево, Косово, Тырново и подобные — склоняются по общему правилу.  Не склоняются лишь некоторые славянские названия населённых пунктов, расположенных на территории Белоруссии и Западной Украины (Гродно, Ровно и пр.).
И по этому закону финляндские названия Кухмо, Куусамо - не склоняются. А российские - Колпино, Токсово  - склоняются.
Collapse )
аватар

Привет, эмигранты (с)

В одной из зал станции обращал на себя внимание большой шкаф с книгами, среди которых было много русских запрещенных…, правильнее говоря, только запрещенные; иных русских не было. Мне приходилось уже знакомиться с этого типа литературой неоднократно, и я мог, не боясь их опьяняющего действия приобресть несколько для дорожного чтения. Мне было интересно узнать, изменился ли хоть отчасти нервно-враждебный тон всех этих книг, почти всегдашняя безграмотность – результат отчуждения авторов от родины, – какая-то наивная приподнятость в изложении, а, что главное, – почти постоянная бесцеремонность по отношению к правдивости содержания.

"Туркестанские ведомости", 1901,
11 ноября, № 90, с.510.
А.Е. Снесарев "От Ташкента до Лондона"
аватар

Изрекая сентенции

Сентенция - беспомощная попытка донести до слушателя мысль, являющуюся неусваиваемым трюизмом.
Таковы сказки, притчи, пословицы и наивное кино. Всем все кажется известным и скучным, но никто не усваивает урока.
аватар

"Сказка о волшебном камешке" от Кирули

Помните "Кружевные сказки" Е. Триновой? Похоже, кружевная тема получила новое звучание и обретает новую жизнь. А завязка вот здесь, только тссссс, это тайна!

Оригинал взят у kirulya в Сказка о волшебном камешке


Расскажу душещипательную историю со счастливым концом. В ней будет всё: любовный треугольник, страсти, ррроковая разлучница, добрая фея с топором, пышная свадьба с балом.

Жили-были муж с женою. Жили душа в душу, не тужили, троих детей нажили: два сыночка и лапочка дочка. Муж по хозяйственной части работал, жена – мастерица-кружевница. Хорошая семья, всем на радость и загляденье.

Кружева у жены выходили одни лучше других: и елецкие, и вятские, а уж вологодские она плела, словно в Вологде родилась. Муж радовался, на жену глядя, хвалил и перед друзьями хвастался: "Вот, мол, какая у меня супружница! На Пасху отвезу ее в Брабант и Валасьён, пусть заморской премудрости наберется!"

Заказов у жены стало так много, что не успевала она все выполнять, поэтому решили они с мужем взять девку-работницу, всему обучить, к делу пристроить, чтобы помогала. И нашла жена девку: справная такая, работящая, образованная даже, читать-писать наученная.
Collapse )
аватар

Диафильм "Девочка из XXI века" 1977 года

Оригинал взят у dubikvit в Диафильм "Девочка из XXI века" 1977 года


Диафильмы...

Помните ли Вы эту магию белой простыни на стене и тёплого лампового проектора?

Цветные сказки начитываемые мамой почти в полной темноте для меня были почти волшебством.

Не так давно я достал из подвала старый проектор и кучу плёнок для дочери - хотел тоже окунуть её в эту сказку. Но...

Избалованные современными технологиями дети восприняли это, мягко говоря, холодновато

Но выход я нашёл. Оказывается те же диафильмы, но на современных гаджетах в корне меняют дело. И теперь у меня не проходит ни одного вечера без просьбы: "Папа! Почитай сказку!"

Collapse )
аватар

«Восточная поэма на смерть Пушкина»

Оригинал взят у sajjadi в «Восточная поэма на смерть Пушкина»
Влияние Александра Сергеевича Пушкина на мировую литературу, без сомнения, было огромным. Его знали и высоко ценили и иранские поэты, жившие в одну с ним эпоху. Трагическая гибель Пушкина болью отозвалась и в их сердцах.

Так, в 1837 году знаменитую «Восточную поэму на смерть Пушкина» на персидском языке создал известный драматург времен Каджаров Мирза Фатали Ахундов (хотя большую часть своих произведений он писал по-азербайджански).

Мирза Фатали Ахундов (1812 - 1878) происходил из семьи богатых землевладельцев из иранского Азербайджана. Оказал серьезное влияние на литературную критику Ирана. В Азербайджане его знают как писателя, философа и общественного деятеля, а также основоположника азербайджанской литературной критики и драматургии. В Иране его также считают предшественником романтического, современного иранского национализма.

Интересно, что в качестве военного переводчика Мирза Ахундов также сделал серьезную карьеру, выполняя военные и дипломатические поручения на службе Российской империи. В частности, он сопровождал в Персию делегацию, преподнесшую Насреддин-шаху поздравительное письмо в честь коронации от российского императора. За свои труды Мирза Фатали был удостоен многих наград: в связи с этим стоит упомянуть, что от персидского шаха он получил и Орден Льва и Солнца второй степени в 1868 г. (возможно, вы помните, что эта награда упоминается в одном из рассказов А. П. Чехова – «Лев и Солнце»). Азербайджан, Персия и Россия переплелись в жизни этого человека самым неожиданным образом. И недаром памятник Мирзе Фатали Ахундову был в 2012 г. установлен во дворе Библиотеки иностранной литературы в Москве.

Свой путь в качестве литератора Мирза Фатали Ахундов начал именно с элегической поэмы (касыды) «На смерть Пушкина». Впервые поэма была опубликована на русском языке в подстрочном переводе самого автора в 1837 году. Его друг и сослуживец из Тифлиса И. И. Клементьев, внеся некоторую стилистическую правку отправил произведение в литературный журнал «Московский наблюдатель». Поэму приняли радушно, редакция сопроводила ее следующими словами:

«Вполне разделяя чувства г. Клементьева и благодаря его искренне за доставление нам прекрасного цветка, брошенного рукою персидского поэта на могилу Пушкина, — мы от души желаем успеха замечательному таланту, тем более, что видим в нем такое сочувствие к образованности русской…»

Новый подстрочный перевод поэмы на русский составил декабрист Александр Бестужев. Стихотворный перевод поэмы на русский язык составили Александр Соколов, Георгий Строганов и Павел Антокольский.

На смерть Пушкина (фрагмент поэтического перевода)
Пушкин всех певцов, всех мастеров глава:
Чертог поэзии украсил Ломоносов,
Но только Пушкин в нем господствует один.
Страну волшебных слов завоевал Державин,
Но только Пушкин в ней державный властелин.
Он смело осушал тот драгоценный кубок,
Что наполнял вином познанья Карамзин…
Вся русская земля рыдает в скорбной муке, -
Он лютым палачом безжалостно убит.
Он правдой не спасен — заветным талисманом –
От кривды колдовской, от козней и обид
Он в дальний путь ушел и всех друзей покинул.
Будь милосерд к нему, Аллах! Он крепко спит.
Пусть вечно плачущий фонтан Бахчисарая
Благоуханьем слез две розы окропит.
Пусть в бейтах Сабухи Кавказ сереброкудрый
Справляет траур свой, о Пушкине скорбит!
(перевод П. Антокольского).

[На смерть Пушкина (подстрочный перевод Бестужева)]
На смерть Пушкина (подстрочный перевод Бестужева)

Не предавая очей сну, сидел я в ночи и говорил сердцу: О родник жемчуга тайны!
Что случилась, что соловей цветника твоего отстал от песен? Что случилось, что попугай красноречия твоего замолк?
Что случилось, что путь витийства твоего загражден? Что случилось, что гонец мечты твоей остановился?
Взгляни, наступила весна, все растения будто девы величаются красатою и прелестью.
Берега ручейков на лугу усеялись фиалками, расцвела почка огнистая на розовых кустах цветника.
Степь изукрашена как невеста, подол нагорья наполнен цветами как драгоценностями для осыпания ея.
Увенчанное цветами как царь стоит в саду дерево с невозмущаемою важностью.
Лилия и ясмин, как вельможи в честь его пьют вино росы из чашечек тюльпана!
Так изукрашен луг ясминами, что от зрения на него помутились очи упоенного нарциса.
Приветствующий соловей подносит гуляющим, будто дар, в клюве листок розы.
Готово облако оросить цветник водою; к нему зефир приносит благоухание.
Нежным голосом поют по утру птицы: о красавица зелень! Выходи из-под покрова праха.
Все существующее не чуждо какого-либо искусства; от всякого есть приношение на этом торжище.
Один очаровательною красотою, пленительными взглядами величается; другой- стенанием изъясняет любовь свою.
Все ныне в наслаждении и веселии проводит время свое, распростившись с печалью.
Все, кроме тебя, сердце мое! Не участвуешь ты в радости и восторге не просыпаешься из безмолвия.
В сердце твоем нет склонности, в голове любви ни к кому; далеко ты от страсти к славе и от мечты Поэзии.
Не ты ли то же сердце, которое погружаясь в море мыслей для стиховподобных жемчужинам царским.
Давало нити сих перлов на украшение ланит тысяче игривым выражениям, будто девам.
Теперь не знаю откуда печаль твоя, теперь к чему ты сокрушаешься и унываешь как плакальщица похоронная.
Оно отвечало: О сотоварищ в моем уединении! Теперь оставь меня самому себе.
Если бы я как красавица луга не знала, что за ветерком следует бурный вихр осени.
Знай, что тогда опоясал бы я мечом языка стан Гусаря поэзии на славную борьбу в сей войне.
Но мне уже известны вероломство судьбы, конец и жестокость этом изменницы.
Нет ума в той птице, которая видела своими глазами сеть, опять для зерна подвергается беде.
Гром славы и отклики доблести считай Эхом внутри сего вращающегося свода.
Не говори о мечте: я уже знаю, чем это кривоходящее небо награждает питомцев ее.
Разве ты, не ведающий мира, разве не слышал о Пушкине главе собора поэтов.
О том Пушкине, которому стократно гремела хвала со всех концов, когда он игриво изливал свои мечтания.
О том Пушкине, от которого бумага жаждала потерять рять белизну свою, чтобы только перо его проводило черты по лицу её.
В мечтах, его, как в движениях павлина являлись тысячи дивных цветов литературы.
Ломоносов красою гения украшал обитель поэзии, но его мечта в ней утвердилась.
Хотя Державин завоевал Державу литературы, но для укрепления и устройства её избран он.
Карамзин наполнил чашу вином знания, он выпил вино сей наполненной чаши.
Распространилась слава его гения по Европе, как могущество и величие Николая от Китая до Татарии.
По светлому уму своему был образцом на Севере, подобно молодой луне, которой вид дорог Востоку.
Такого понятливого сына, такого даровитого сына не рождали еще четыре матери от семи отцов.
Теперь с удивлением слушай от меня, что родители не устыдились быть к нему жестоким.
Прицелились в него стрелою смерти безжалостно, прекращая дни его жизни.
Черное облако по велению их одною градиною побило плод дерева его жизни.
Жестокий ветер смерти потушил светильник его души, тело его как терн стало мрачною.
Сей старый садовник секирою безжалостно срубил его стаи, как молодую ветвь с террасы сего цветника.
Глава его, в которой хранилось сокровище ума, сделалась, через рок змеенравный, жилищем змеи.
Из праха сердца подобного почве в котором воспевал соловей его гения ныне растет терн.
Душа его как птица вылетела из тела его будто из гнезда и всех старых и малых сдружило с печалью и горестью.
Россия в скорби восклицает о нём: О, убитый рукою убийцы-злодея.
И так! Не спас тебя от колдовства этой старой чаровницы талисман твой.
Ты удалился от земных друзей, да будет в небесах другом твоим милосердие Божие!
Фонтан из Бахчисарая посылает праху твоему с весенним зефиром благоухание двух роз твоих.
Старец седовласый Кавказ ответствует на песни твои стоном в стихах Сабухия.




аватар

Ложь как ценность

На гербе США по праву должны быть начертаны слова Бэтмена:

Because sometimes the truth isn't good enough. Sometimes people deserve more. Sometimes people deserve to have their faith rewarded.

У греков были Одиссей, Ясон, Ахилл, у американцев - герои комиксов. В конце концов, какая разница, как именно воспевать  национальные идеалы и воплощать эталон рыцаря?
Эпические герои -  и есть нравственность нации, ее представление о добре и долге.
Сказка ложь...

Платон

…После государственных людей ходил я к поэтам — и к трагическим, и к дифирамбическим, и ко всем прочим, — чтобы хоть тут уличить себя в том, что я невежественнее их. Брал я те из их произведений, которые, как мне казалось, всего тщательнее ими обработаны, и спрашивал у них, что именно они хотели сказать, чтобы, кстати, научиться от них кое-чему. Стыдно мне, афиняне, сказать вам правду, а сказать все-таки следует. Одним словом, чуть ли не все там присутствовавшие лучше могли бы объяснить творчество этих поэтов, чем они сами. Таким образом, и о поэтах я узнал в короткое время, что не благодаря мудрости могут они творить то, что творят, но благодаря какой-то природной способности и в исступлении, подобно гадателям и прорицателям; ведь и эти тоже говорят много хорошего, но совсем не знают того, о чем говорят. Нечто подобное, как мне показалось, испытывают и поэты; и в то же время я заметил, что из-за своего поэтического дарования они считают себя мудрейшими из людей и во всем прочем, а на деле это не так. Ушел я и оттуда, думая, что превосхожу их тем же самым, чем и государственных людей.

Наконец пошел я и к тем, кто занимается ручным трудом. Я сознавал, что сам, попросту говоря, ничего не умею, зато был уверен, что уже среди них найду таких, кто знает много хорошего. Тут я не ошибся; в самом деле они умели делать то, чего я не умел, и в этом были мудрее меня. Но, афиняне, мне показалось, что они грешили тем же, чем и поэты: оттого что они хорошо владели своим делом, каждый из них считал себя самым мудрым также и во всем прочем, даже в самых важных вопросах, и это заблуждение заслоняло собою ту мудрость, какая у них была; так что, желая оправдать слова оракула, я спрашивал сам себя, что бы я для себя предпочел: оставаться ли таким, как есть, и не быть ни мудрым их мудростью, ни невежественным их невежеством или, как они, быть и мудрым и невежественным. И я отвечал самому себе и оракулу, что лучше уж мне оставаться как есть…